«Есть Бог, есть мир. Они живут вовек…»


Семь лет, с 1995 по 2002 год, Олег Михайлович Сенин преподавал в Тульском педуниверситете на кафедрах философии и духовного наследия Л.Н.Толстого. С того времени и доныне он наведывается в родные стены, выступая перед студентами и преподавателями гуманитарных кафедр. Очередная встреча со студентами филологического факультета была посвящена судьбе и творчеству поэта- христианина Николая Степановича Гумилева. В начале рассказа гость обмолвился, что в молодости одно время ему довелось жить в селе Желудево на родной Рязанщине. Рядом с домом родителей высился старинный заброшенный храм, где до революции служил дед Гумилева по материнской линии. Проведя параллели между своей непростой судьбой и жизнью поэта, Олег Сенин коснулся общего для них- обретения веры и противостояния безбожной власти.

Юные слушатели узнали, что поэт, приверженный богемному образу жизни, в 1914 году в первые месяцы войны добровольцем ушел на фронт, хотя по болезни имел отсрочку. Там, в окопах, он пережил духовное отрезвление и прозрение. За мужество и беззаветную храбрость был отмечен тремя Георгиевскими крестами, и, начав рядовым, дослужился до офицерского чина прапорщика.

Впечатляющий опыт войны отражен им в книге «Записки кавалериста» и сборнике стихов «Колчан», содержанием которого по убеждению Анны Ахматовой было Православие. В этой книге обретение веры, ее воздействие на личность в суровых условиях военной страды, выражена правдиво и проникновенно. Поэт, когда-то с горечью осознавший свое одиночество в мире, тщетность всех попыток изменить действительность и свою судьбу, чувствовавший себя игрушкой в руках неумолимого рока, вдруг узрел душевозрождающий Фаворский свет. Именно на войне Он обретает истину, а вместе с ней – смысл жизни и творчества. Поэт по-иному начинает оценивать окружающий мир и себя в нем. Его не покидает сознание того, что он соучастник всеблагой воли Бога и её выразитель. Это ярко отражено в стихотворении «Наступление».

Та страна, что могла быть раем,

Стала логовищем огня.

Мы четвертый день наступаем,

Мы не ели четыре дня.

Но не надо яства земного

В этот страшный и светлый час,

Оттого, что Господне слово

Лучше хлеба питает нас.

 

И залитые кровью недели

Ослепительны и легки.

Надо мною рвутся шрапнели,

Птиц быстрей взлетают клинки.

 

Я кричу, и мой голос дикий.

Это медь ударяет в медь.

Я, носитель мысли великой,

Не могу, не могу умереть.

 

Словно молоты громовые

Или волны гневных морей,

Золотое сердце России

Мерно бьется в груди моей.

 

И так сладко рядить Победу,

Словно девушку, в жемчуга,

Проходя по дымному следу

Отступающего врага.

 

Затаив дыхание, слушали студенты-первокурсники стихи Николая Гумилева.

Для них в этот момент поэт открывался с новой, неизвестной доселе стороны.

Прожив недолгую, но творчески насыщенную жизнь, Николай Степанович был расстрелян осенью 1921 года за участие в антибольшевистском заговоре. Во время ареста поэт взял с собой в камеру две книги «Библию» и «Илиаду» Гомера. 

«Русские поэты,- подытожил выступающий, - от великих до самых скромных и теперь почти забытых, посвятили религиозным темам множество произведений. Стремление к Богу, ощущение духовного мира и божественных основ мироздания в целом характерно для нашей поэзии».

В завершении Олег Михайлович одарил студентов православной литературой.