«Смирися, гордый человек...»

 

      Слова, принадлежащие Ф. М.Достоевскому, выражают известную евангельскую истину: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6). Наше своеволие, подогреваемое эгоизмом, неизбежно входит в противоречие с совестью и общепринятой моралью. Этот конфликт имеет свои причины.

          Все мироздание проникнуто законосообразностью, в которой главенствует великий нравственный закон. Позиция человека определяется его выбором: принимает или отвергает он заданный свыше строй жизни. Первое выражается в смиренномудрии, второе –  в богопротивлении.

          Гордыне присуще отвержение авторитета Бога, упорное неприятие Его воли. Гордец не считается ни с кем и ни с чем – он сам себе указ. По учению Церкви, в гордыне сокрыт корень всех грехов. Главный герой повести «Записки из подполья» Ф. М. Достоевского вопрошает: «Свету ли провалиться, или мне чаю не пить?». И тут же отвечает: «Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить».

      Последствия необузданного эгоцентризма разрушительны и катастрофичны. Вспомним вызывающе смелый призыв И.В. Мичурина: «Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у нее – наша задача». В итоге, неразумным вмешательством человека природной среде огромной страны был нанесен непоправимый ущерб. Гонение на Церковь, учиненное в годы «безбожных пятилеток», обернулось упадком нравственного самосознания и ослаблением духовного единства нации.

     Всякому, кто норовит возвысить себя, обычно платят холодом отчуждения и недоверия. Напротив, открытость и доброжелательность, совпадая с духом заповеди, делаются залогом признания и преуспевания. Бессмысленно идти «против рожна», поэтому самонадеянный гордец обрекает себя на фатальную неудачу.

     В повседневной жизни смирение, прежде всего, выражается в скромности, уступчивости и деликатности. Такому человеку чужды самоуверенность и неоправданные притязания. Добродетель смирения проникнута доверительностью ко всякому слову Господа, Которым «мы живем, и движемся, и существуем» (Деян.17:28).

       В народных пословицах эта истина выражена кратко и емко: «Без Бога – ни до порога»; «Кто правду хранит, того Бог наградит»; «Что посеешь, то и пожнешь»; «Спорь  во всем, кроме власти Божьей!»; «Своя воля страшней неволи»; «Добрый разум наживают не сразу».

     Тому же учат подвижники веры. Старец Силуан Афонский любил повторять: «Горделивой душе ничего не нравится,  а смиренному – все будет хорошо».

           Истинным образцом смирения является наш Господь и Спаситель. Пророк Захария, живший за 500 лет до Христа, провозвестил, что Мессия явится как  царь кроткий (Зах.9:9). Придя в мир, Сын Человеческий покорно принял поношение и бесчестие.

Апостол Павел, говоря о величии подвига Спасителя, призывает нас последовать ему: «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени…» (Флп.2:5-9).

            Признание других зависит от нашей искренности и сердечности. «Кто (из вас) хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» (Мк.9:35).

          На Тайной Вечери Христос преподал ученикам пример такого служения, когда омыл ноги каждого из них. Так повелось, что мы с благодарностью вспоминаем о тех, кто в свое время одарил нас пониманием и заботой. Василий Андреевич Жуковский задолго до отмены крепостного права дал вольную крестьянам небольшого имения, доставшегося ему по наследству. Впоследствии поэт-христианин подарил его одной сироте-бесприданнице накануне ее венчания. Поступок, созвучный словам блаженного Августина: «Где  смирение – там и любовь».

      С утратой религиозности в людях заметно оскудели вековечные христианские добродетели. Кажется, вконец устарела известная пословица: «От трудов праведных не наживешь палат каменных». Тем, кто ее призабыл, не лишним будет напомнить «Сказку о рыбаке и рыбке» Пушкина. Заносчивость старухи, пожелавшей стать царицей морской, обернулась возвращением к разбитому корыту. Непомерные притязания, желание заполучить от жизни все и сразу, как правило, сталкиваются с жесткой реальностью. По-видимому, настало время всем нам прийти в разум и начать жить по Божьи, а значит, и по-человечески.

          Симеон Новый Богослов писал: «Поститься не всегда здоровье позволяет, молиться-то не всегда время есть, а смиряться – всегда и везде ничто не мешает».

 

Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв.
Сложили множество божественных молитв;
Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Всех чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

                                   А.С. Пушкин

 

                                                                    Глава из книги О.Сенина "Благодати светлое крыло"