Корни и ветви нашего национального самосознания и образования

Религиозно-культурное своеобразие  переживаемого нами момента обусловлено трагическими зигзагами в историческом развитии России 20-го столетия. Всеразрушающая стихия революции изначально заключала в себе богоборческую и  антицерковную  направленность.  Демоническая  исступленность  госатеизма  после 70-ти с лишним лет неослабного и планомерного искоренения веры оставила за  собой полупустыню едва ли не всеобщего безверия и духовного невежества.  Церковь, во все века являвшая собою животворное и светоносное начало народной жизни,  пострадала более всего.

Богом данные перемены, казалось бы, должны были иметь национально-созидательную и  религиозно-возрожденческую  направленность. Однако эпоха госатеизма не прошла бесследно: преумноженная с десятилетиями стихия антихристианского  противления находит выход, то там то здесь прорывая непрочные дамбы заново возводимой духовной жизни нации.  После того, как разом осекся и замолк идеологический громкоговоритель, в наступившей тишине с законным на то правом должен был бы зазвучать голос  Церкви. После  затяжной духовной бескормицы народ нуждался в едином на потребу - в восстановлении тех исконных начал, на которых держалась  и преумножалась его историческая жизнеспособность.  Но этот решающий для судеб страны момент  застиг  Церковь  в  той приниженности  и ослабленности,  которые стали зловещим итогом богоборческой политики государства.  Все лучшие силы  в  нашем обществе  видели в Церкви сокровищницу прошлого и святой залог будущего. И конечно же, ослабший, но твердый голос ее зазвучал и повсеместно был услышан.

Но одновременно с голосом Церкви стала нарастать  какофония враждебных ей голосов.  Так получилось, что оборотной стороной безоглядно широкой  религиозной  свободы  стал  поистине взрывной рост сект,  оккультизма,  нетрадиционных религий. Духовный голод и отсутствие элементарной религиозной осведомленности сделали многих наших соотечественников жертвами информационной и религиозно-сектантской агрессии.  Религиозная уступчивость усугублялась еще и тем,  что людям не с чем было сравнить,  ведь богатейшее наследие Православия было  ведомо  лишь небольшой  части  нашего  народа,  поэтому  требовалось время, прежде чем стало происходить распознавание, а затем и отторжение заведомо неприемлемого для нас.

Слава Богу, православное влияние ныне заявляет о себе все очевиднее. Однако современному человеку, напичканному каверзами безблагодатного секулярного воспитания и образования, очень трудно дается воцерковление, и далеко не всегда дорога к храму становится для нашей интеллигенции и молодежи прямой и торной.

Современное поколение  носит  в  себе не только издержки государственного атеизма,  но и все те  антихристианские  новации, которые принесла с собой стихия рынка и необузданная свобода.

В молодежной среде в наши дни преобладает скепсис и индивидуализм,  религиозное безверие и обольщение блеском  Запада, примитивизм понятий и подчинение масскультуре. Все это усугубляется возрастной импульсивностью и подростковым экстремизмом. Поэтому  речь идет не только о духовной и жизненной переоценке ценностей, но и о созидании начал личности в болезненный период  переходного  возраста.  Равно и интеллигенция,  по причине своей излишней открытости для разного рода  влияний,  не  имея достаточной  религиозной укорененности,  чтобы определиться на перепутьях идей и интересов,  в наши дни более чем  когда-либо оказалась лишенной руля и ветрил.

Если взять систему общего и  профессионального  образования, то немало преподавателей, вольно или невольно, используют в процессе обучения тот запас мировоззренческих понятий, который  они  получили  в пору господства атеистической идеологии. Открывшийся в последнее десятилетие доступ к источникам  иного мировоззренческого и научного содержания,  к сожалению,  радикально не меняет ситуации. Препятствует тому инерция привычки, отсутствие  творческого  подхода  и  финансовых возможностей в приобретении нужной литературы. Поэтому в практических заданиях по курсам "История Древнего мира",  "История средних веков" и "История России" изобилуют ссылки  на  воистину  бессмертных представителей вульгарного материализма. Огорчает, что из бурлящего потока информационной стихии достоянием интеллигентских мозгов становятся идеи,  системы, концепции, которые отнюдь не работают на возрождение и созидание своего,  национально искомого.  Религиозно-философская всеядность наполняет головы невообразимой эклектической несуразицей - и  все  это  не  от  недостатка ума,  а от отсутствия духовно-мировоззренческой позиции, которое и порождает искушение идейной вседозволенностью.

Как неизбежное  следствие – узко зашоренная приверженность к толстовской или вальдорфской педагогике,  к всеядной и антипатриотичной вариативности  в преподавании истории,  к опасным заимствованиям из мунитской антропологии и из космологии "Живой этики"  Рерихов.  Не говоря уже о рудиментах воинствующего атеизма в  преподавании  гуманитарных   и   естественнонаучных дисциплин, а также развращающих студиях "сексуального воспитания" и гедонистически ориентированной валеологии.

А между тем, возрождение дорогой всем нам России немыслимо без обращения к питающей,  просвещающей и животворящей силе духовно-культурной традиции,  православной по своему  содержанию.  Но как преодолеть досадную отчужденность религиозно пробужденной части интеллигенции и молодежи от Матери-Церкви? Каким образом можно защитить их от душепагубной стихии рынка, от космополитической безликости западных влияний и,  наконец,  от духовного уродства,  производимого сектантской экспансией? Что необходимо нам сделать для того,  чтобы поколение возрастающее и "прослойка", культуру творящая, своей приверженностью к традиционным религиозно-национальным ценностям предопределили  бы православную будущность России?

Думается, что те из наших соотечественников, которые имеют веру,  привержены к Церкви, кто сознают себя частицей великого народа, болезнуют о настоящем и надеются на лучшее, - будут едины в ответе на эти великонасущные вопросы.

1.Возвращение к традиции, к почве, к Православию является для нас единственной надеждой и гарантом нашей национально-духовной будущности.  Этот  путь не только возвратит нас к самобытным началам жизни и веры,  но и убережет нас от безоглядной опрометчивости в  подражании Западу и от легковерного впадения в прелесть инаковерия.

2.Приверженцами антихристианских  учений,  нетрадиционных религий и сект становятся,  как правило,  люди не воцерковленные, с ослабленным чувством патриотизма и сознания  национально-духовной  инаковости.  Поэтому сектантский ригоризм и нигилизм по отношению к святыням нашего прошлого оказывается внутренне созвучен таким людям.

3.Обращенность к традиции раскрывает и высвечивает значение Церкви  как  первопричины всего святого и светлого в нашем историческом достоянии. Такое видение Церкви и ее зиждительной миссии не может не вызывать чувства интереса и духовной расположенности к ее истории, вероучению, таинствам и обрядам.

4.Важнейшим итогом  нашего  духовно-культурного  развития было создание  типа  русского  человека  с  его  тяготением  к христоподобной простоте и красоте. Поэтому спасение каждого из нас, живущих в России,  немыслимо вне Церкви,  воссоздающей  в нас утраченный образ Божий. При идолопоклонстве всему западному или пребывании в секте совершается не только  национальное, но  и  духовное  обезличивание  человека.  Все это имеет своим роковым следствием утрату даруемого Господом спасения.

5.Некоторая часть современной интеллигенции была воспитана на лучших образцах русской классической литературы, которые привлекали и  вдохновляли их отсветом евангельских начал и образов. Так случилось, что в этой среде сложилась и культивировалась своего рода внецерковная религиозность.  В те годы церковь как объективно, так и субъективно находилась на периферии их жизни. Теперь же, когда открылась очевидная возможность воцерковления, эти люди не могут  избавиться  от  чувства  самодостаточности внецерковной  религиозности.  Поэтому ныне важно показать, что русская литература,  как и наше искусство в  целом, несет в себе лишь толику того,  что содержит Церковь, будучи телом Христовым  и  вместилищем  божественной  красоты  и истины.

Для достижения этой цели необходимо на занятиях по  литературе в  школе и университете необходимо стремиться к осознанию учащимися той роли, которую играли в творчестве наших поэтов  и писателей их религиозно-нравственные взгляды и искания; к раскрытию религиозных,  а не  абстрактно-гуманных  оснований нравственной позиции литературных персонажей.  Требуется также более глубокое знакомство с трудами русских богословов и религиозных   философов,   которые   посвящены  анализу  религиозно-нравственной проблематики произведений, отражающих процесс богоискательства в истории нашей литературы.

В преподавании истории необходимо показать, что Православие  явилось  культурообразующей основой в истории нашего Отечества;  показать,  что истинный патриотизм может утверждаться лишь  на возрождении у учащихся чувства национального самосознания;  для этого важно не "проходить" историю, а дать возможность  детям  пропустить ее через их души.  В этой связи много значат те яркие и живые примеры для подражания из  житий  святых, княжеской святости, ратных и созидательных подвигов.

Известно, что в преподавании естественнонаучных дисциплин в прошлом господствовали и  доныне  преобладают  материалистические и эволюционистские концепции в объяснении происхождения и развития вселенной и всего живого. Между тем наукой накоплен огромный фактический материал, обосновывающий креационистское происхождение  мира и  жизни. К сожалению,  литература  такого содержания стала доступной нам лишь в последние 5-7 лет.  Поэтому существует насущная необходимость привнесения  в  учебные программы  в  качестве  альтернативы эволюционизму креационной модели. Это позволило бы хоть как-то преодолеть тенденциозную скособоченность в преподавании естественнонаучных дисциплин.

Безусловно, произвести качественный и радикальный сдвиг в сознании тысяч и миллионов совсем не просто. Но залогом успеха является живучесть наших национальных архетипов и сохранившийся от нашего былого Русского Дома еще достаточно  крепкий  фундамент духовно-культурного наследия.

С нами Бог с  его  благодатью  и  человеколюбием  ныне  и присно и во веки веков.

Олег Сенин