«Эмигрантский Париж – Москва златоглавая»

«Эмигрантский Париж – Москва златоглавая»Олег Сенин
00:00 / 01:04

На исходе 1989 года мне посчастливилось быть в Париже. Помимо общих впечатлений от красот города, особенно дороги были три встречи… В одном из предместий я разыскал писателя-диссидента Андрея Донатовича Синявского, проживавшего в небольшом двухэтажном особнячке с женой Марьей Васильевной Розановой. В свое время мы с ним отбывали наказание в Дубравлаге, хотя и по разным зонам. Помимо душевных воспоминаний и разговоров за крепким зэковским чаем, он на прощание одарил меня своими книгами и издаваемым им журналом «Синтаксис».

«Эмигрантский Париж – Москва златоглавая»

В русскоязычном книжном магазине я впервые встретился с издателем и редактором Никитой Алексеевичем Струве – профессором Сорбонны. Он доводился внуком известного русского мыслителя Петра Бернгардовича Струве, высланного из России после большевистского переворота 1917 года.

Содержимое книжных полок вызвало у меня восхищённое оцепенение. Чего тут только не было: Бердяев, Солженицын, владыка Иоанн Сан-Францисский, блаженный Августин в 3-х томах и много, много всего, для меня книгочея, бесценного. Мы с сопутником Михаилом два дня почти безвылазно просматривали и выбирали книги, добрую половину которых Никита Алексеевич, на радость, подарил нам. В полуподвале книгохранилища, отхлёбывая кофе, мы часами общались, поражаясь его эрудиции и профессорской деликатности.

Через 17 лет мы снова встретились, но уже в России. К тому времени в Москве на Таганке был выстроен красивый, вместительный, на 4 этажа, особняк - «Дом Русского Зарубежья», ныне носящий имя А.И. Солженицына. Вначале «Перестройки» два этих, по сути, выдающихся человека знакомили россиян с эмигрантским наследием, передавая в библиотеки областных центров книги наших соотечественников, о которых немногие лишь слышали, но мало кто мог читать ими написанное.

Зимой 2006 года Никита Алексеевич вместе с директором Дома Виктором Александровичем и милейшей Светланой Николаевной приехали к нам в Тулу. Помимо выступлений в педуниверситете и городской библиотеке они порадовали туляков обильными книжными дарами.

Мы с Катериной с радушием принимали гостей у себя дома на званном обеде. Никите Алексеевичу явно понравилось радушное застолье. Это выразилось в трогательных словах его тоста: «За теплоту русского быта».

Через 4 месяца по договоренности с епископом Ярославским Кириллом мы с ним осуществили подобную поездку в этот старинный волжский город. Впоследствии, я сподобился трижды встречаться с Никитой Алексеевичем, в частности, на его авторском вечере в Доме на Таганке.

Не без придыхания замечу, что в его стенах прошла презентация моей книги «Горюша моя ясная. Любовь и вера из-за решетки»