Возвращение блудного сына

 

Суть притчи проста, но глубоко назидательна. Она выражает горький опыт отпадения от Бога отдельного человека и человечества в целом. Из нее же мы узнаем о неизбежности  покаянии и возвращении в отчий дом.

Вслушаемся в строки притчи: «Еще сказал: у некоторого человека было два сына; И сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней, младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; И пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней;  И он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Пришед же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода! Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою, И уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число на­емников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; И приведите откормленного теленка и заколите: станем есть и веселиться, Ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться» (Лк.15:11-24).

Бросается в глаза вызывающий поступок сына и отношение к случившемуся отца, терпеливое и сострадательное. Казалось бы, чего не доставало ему и что побудило, оставив за спиной уют и довольство, искать счастья на чужбине? Побудительная причина греха состоит в обманчивом убеждении, что счастье вовсе не в Боге, а где-то там, на стороне, далече. Давнее и роковое заблуждение!..

В райских кущах Сатана искушал первых людей лживой, но заманчивой возможностью сделаться подобными Богу. И тогда они сами станут решать, что для них хорошо или плохо. С тех пор это дерзкое настояние заявляет о себе в каждом из живущих. Как следствие – вызов всему и вся, нравственное разложение и утрата подлинной  свободы.

В момент объяснения с отцом, самонадеянный юноша не мог предвидеть ожидающих его горестей и лишений. Не сомневаясь в своей правоте, он настаивает на положенной ему части наследства. При этом ему невдомек, что оно было нажито трудом и потом отца. До разрыва сыну ни в чем не было отказа: в доме царил великодушный принцип «все мое – твое». Если бы он мог увидеть себя со стороны во время объяснений с отцом, то устыдился бы своей неблагодарности и бестактности. Грезя о желанной свободе и разливанном море удовольствий, он знать не хотел, что в эту минуту творится на душе у отца.

Но таков парадокс, горький, как уксус: одержимые личными интересами, мы становимся глухи к доводам и переживаниям наших близких.

Насладившись вседозволенностью и беспечным расточительством, мы неизбежно попадаем в «кутузку» стесненных обстоятельств.

Блудный сын не сомневался, что вдали от родительского дома заживет припеваючи. Ему казалось, что без оглядки на отца, он сможет как надо распорядиться своим кошельком. Однако упрямое своеволие неизбежно сталкивает нас лоб в лоб с непреложными законами бытия, которые установлены вовсе не нами, а самим Господом Богом. Всякие попытки срывать звезды с неба напоминают сизифов труд, никчемный и безрезультатный. Пренебрегая призванием стать «образом и подобием Божиим», незаметно для себя мы опускаемся до низов скотоподобия.

Так произошло и с блудным сыном. С пустым карманом, застигнутый голодом, он рад был напитаться рожками, которыми кормили свиней. Но его бесчувственный хозяин не позволял ему досыта наесться из свиного корыта. Блудному сыну пришлось пережить меру унижения всеми оставленного и вечно голодного человека. Тем более что по понятиям иудеев пасти свиней и находиться рядом с ними считалось пределом нечестия. Вчера еще баловень жизни, он болезненно переживал свое бессилие и неспособность что-либо переменить. Вид окружавшего убожества, бесчеловечность хозяина заставили вспомнить об отчем доме, атмосфере любви и понимания. Прежняя жизнь виделась утраченным раем, а забота отца уже не казалась докучливой опекой. Он готов был со смирением служить в родительском доме последним из наемников, только бы пришел конец постылому прозябанию на чужбине.

Сквозь слезы воспоминаний, прожегшие душу стыдом, он на мгновение увидел себя в лучах былой отцовской любви. Как сказано в притче, блудный сын, наконец-то, одумался и «пришел в себя»: теперь он точно знал, где и как ему следует прожить отведенное Богом время. Но возвращение возможно, если мы переступаем порог покаяния. Побитый жизнью, он отправился обратно, теша себя слабой надеждой на милость отца. А тот все это время продолжал ждать. Он первым завидел сына и, обрадованный, бросился ему навстречу. А тот, пав перед отцом на колени, взмолился словами, что повторял про себя по дороге к дому: «Отче! я согрешил против неба и пред тобой, и уже недостоин называться сыном твоим, прими меня в число наемников твоих» (Лк.15:18-19).

Жалкий вид и слезное раскаяние родного сына растрогали отца. Он тотчас повелел принести для него лучшие одежды, надеть перстень на руку и созвать гостей на праздничный пир. Понятны чувства, переполнявшие его сердце: ведь его сын «был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (Лк.15:32).

Проводя пустопорожнюю жизнь, не стоит забывать о готовности Господа принять в объятия каждого, кто с покаянием возвращается к Нему. Но для нас лучше было бы никогда и не оставлять Вселюбящего Отца!.. В истории немало событий и потрясений, причина которых – апостасия –  отпадение от Бога, утрата веры в Него.

Великая французская революция 1789 года, глумясь над верой, сжигая на кострах священные книги, пыталась возвести «вавилонскую башню» свободы, равенства, братства. Провозглашенные в декларациях и речах ораторов, высокопарные обещания вскоре были залиты кровью гильотин.

Современная цивилизация, выхолощенная всеобщим безбожием, сделала ставку на благо прогресса и либеральные свободы. Навязчиво насаждается эгодемонизм –  независимость человека от Бога, совести и долга. Атеистическая идеологема не разрешила планетарных проблем, а лишь многократно усугубила их. 

Незатихающие войны, политические перевороты, удушье экологического кризиса, нарастающий вал преступности, наркомании, алкоголизма — все это зловеще присутствует в мире. Вокруг неисчислимое множество искалеченных жизней, похожих, как две капли воды, на мытарства блудного сына.

Хочется, чтобы каждый одумался, пришел в себя и однажды вспомнил, что Господь не переставая ждет и по-прежнему любит заблудших детей Своих.

Он не хочет, чтобы мы, застигнутые пришествием в нераскаянности сердца, услышали Его горестные слова: «Узами человеческими влек Я вас, узами любви…» (Ос.11:4).

 

Блудный сын

Ужели, перешедши реки,

Завижу я мой отчий дом

И упаду, как отрок некий,

Повергнут скорбью и стыдом!

 

Я уходил, исполнен веры,

Как лучник опытный на лов,

Мне снились тирские гетеры

И сонм сидонских мудрецов.

 

И вот, чтоб грезилось, все было:

Я видел все, всего достиг.

И сердце жгучих ласк вкусило,

И ум речей, мудрее книг.

 

Но, расточив свои богатства

И кубки всех отрав испив,

Как вор, свершивший святотатство,

Бежал я в мир лесов и нив,

 

Я одиночество, как благо,

Приветствовал в ночной тиши,

И трав серебряная влага

Была бальзамом для души.

 

И вдруг таким недостижимым

Представился мне дом родной,

С его всходящим тихо дымом

Над высыхающей рекой!

 

Где в годы ласкового детства

Святыней чувств владел и я, –

Мной расточенное наследство

На ярком пире бытия!

 

О, если б было вновь возможно

На мир лицом к лицу взглянуть

И безраздумно, бестревожно

В мгновеньях жизни потонуть!

                             В. Я. Брюсов

 

***

Я посох мой доверил Богу

И не гадаю ни о чем.

Пусть выбирает Сам дорогу,

Какой меня ведет в Свой дом.

А где тот дом – от всех сокрыто;

Далече ль он – утаено.

Что в нем оставил я – забыто,

Но будет вновь обретено,

Когда, от чар земных излечен,

Я повернусь туда лицом,

Где – знает сердце – буду встречен

Меня дождавшимся Отцом.

 

                               В.И. Иванов