От доверия Богу до отпадения

 

Малым детям не просто внушить, «что такое хорошо и что такое плохо». Искушающий интерес к шалостям нередко делает ребенка глухим к родительским наставлениям. Но это лишь до первой боли, испуга или, что хуже, беды. Зачастую лишь горький опыт способен вызвать доверие к нашим предостережениям.

Подобно и Небесный Отец обращается к самонадеянному сердцу человеческому, пытаясь убедить, что желает нам одного добра. Он ждет и надеется, что мы прислушаемся и примем Его святые заповеди, которые станут нормой и нравственным обыкновением повседневной жизни. «Ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша» (1Ин.5:4).

Известно, что доверие и послушание способны избавить от губительных пристрастий, терзаний совести. Беда в том, что богопротивление с неизбежностью провоцирует на мысли и поступки, проникнутые злом. Господь бессилен помочь тем, кто страдает душевной глухотой и непрошибаемым упрямством.

Как Податель жизни Он не хочет, чтобы мы умирали от цирроза печени и никотинового удушья. Ему скорбно видеть, как у беременных женщин, пьющих и курящих, дети рождаются уродами. Его слуху мучителен стук гвоздей, ежедневно забиваемых в крышки бесчисленных гробов. Столь же нестерпим для Него вид земли, покрытой дымами, плешинами пустынь и очагами войн.

Небо ждет, когда всякое сердце и все мы вместе отзовемся на голос вселюбящего Бога. Как видим, человечество не осчастливили пресловутый прогресс, иллюзорное благополучие, разливанное море свободы, порождающее вседозволенность. Все потребное для жизни мы непременно получим, стоит только уверовать, что Господь Иисус Христос есть «истина, путь и жизнь» (Ин. 14:6).

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф.11:28-29).

 

Он шел безропотно тернистою дорогой,

Он встретил радостно и гибель и позор;

Уста, вещавшие ученье правды строгой,

Не изрекли толпе глумящейся укор.

Он шел безропотно и, на кресте распятый,

Народам завещал и братство и любовь;

За этот грешный мир, порока тьмой объятый,

За ближнего лилась его святая кровь.

О, дети слабые скептического века!

Иль вам не говорит могучий образ тот

О назначении великом человека

И волю спящую на подвиг не зовет?

О нет! не верю я. Не вовсе заглушили

В нас голос истины корысть и суета;

Еще настанет день... Вдохнет и жизнь и силу

В наш обветшалый мир учение Христа!

                                         А.Н.Плещеев

 

Священное Писание говорит о восстании и отпадении от Бога трети ангелов. Один из них, Люцифер (денница, сын зари), побуждаемый гордыней, вознамерился присвоить себе славу Всевышнего.

«Как упал ты с неба, денница, сын зари! Разбился о землю… А говорил в сердце своём: «Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой… взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» (Ис. 14:12-15).

Он обвинил Создателя, что Тот величием и авторитетом поработил небожителей, лишив их свободы. Люцифер искушающими речами увлек за собой часть из них.

 

Поэма «Демон»

(отрывок)

…Печальный Демон, дух изгнанья,

Летал над грешною землей,

И лучших дней воспоминанья

Пред ним теснилися толпой;

Тex дней, когда в жилище света

Блистал он, чистый херувим,

Когда бегущая комета

Улыбкой ласковой привета

Любила поменяться с ним,

Когда сквозь вечные туманы,

Познанья жадный, он следил

Кочующие караваны

В пространстве брошенных светил;

Когда он верил и любил,

Счастливый первенец творенья!

Не знал ни злобы, ни сомненья.

И не грозил уму его

Веков бесплодных ряд унылый...

И много, много... и всего

Припомнить не имел он силы!

Давно отверженный блуждал

В пустыне мира без приюта:

Вослед за веком век бежал,

Как за минутою минута,

Однообразной чередой.

Ничтожной властвуя землей,

Он сеял зло без наслажденья.

Нигде искусству своему

Он не встречал сопротивленья -

И зло наскучило ему…

                       М.Ю.Лермонтов

 

 

Всемогущий мог бы в мгновение ока испепелить сатану и его нечестивое воинство. Но как существо всеведущее Он понимал, что подобный соблазн может увлечь и других ангелов, и тогда очаг богопротивления снова возникнет во Вселенной.

Божественный промысел предполагал, что со временем зло, привлекательное на первый взгляд, на деле обнаружит пред ангелами и людьми свою губительную сущность. Падшие ангелы пренебрегли любовью и благоволением Создателя. Они нарушили хранительный закон и, распаляемые духом гордыни, осквернили Вселенную нечестием греха. За отступничество злые духи были ниспровергнуты на землю, где пребывали люди, способные избирать добро или зло. При всецелом доверии к Христу они были надежно защищены от бесовских козней. Но, поддавшись многообещающим словам змия, наши прародители не устояли…

После трагедии грехопадения Бог по любви Своей обнадежил тех из них, кто, оступаясь и падая, снова вставал и с покаянием взывал к Нему.

«… и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3:15). Это обетование именуется Протоевангелием, то есть первым возвещением об Искупителе, Который родится от семени жены. На Голгофе Сын Божий через поношение, страдание и смерть явил нам победоносное величие любви.

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16)

 

Из Великого Канона

 

Помощник, Покровитель мой!

Явился Он ко мне, и я от мук избавлен

Он Бог мой, словно Он прославлен,

И вознесу Его я скорбною душой.

 

С чего начну свои оплакивать деянья,

Какое положу  начало для рыданья

О  грешном, пройденном пути?

Но, Милосердый,  Ты  меня прости!

 

Душа  несчастная! Как Ева,

Полна  ты страха и стыда...

Зачем, зачем, коснувшись древа,

Вкусила ты безумного плода?

 

Адам достойно изгнан был из рая

За то, что заповедь одну не сохранил:

А я какую кару заслужил,

Твои веленья вечно нарушая?

 

От юности моей погрязнул я в страстях,

Богатство растерял, как жалкий расточитель,

Но не отринь меня, поверженного в прах,

Хоть при конце спаси меня, Спаситель!

 

Весь язвами и ранами покрыт,

Страдаю я невыносимо;

Увидевши меня, прошел священник мимо

И отвернулся, набожный левит...

 

Но Ты, извлекший мир из тьмы могильной,

О, сжалься надо мной! -  мой близится конец...

Как сына блудного прими меня, Отец!

Спаси, спаси меня, Всесильный!

                                       А.Н. Апухтин