Сомнение и вера апостола Фомы

В наше информационно взбудораженное время неуклонно растет интерес к религии. Духовный голод, вызванный де­сятилетиями атеистической бескормицы, ныне восполняется в новооткрытых храмах, в обращенности Церкви к социуму, в возможности духовно исполненной жизни. Но не просто преодолеваются завалы атеизма для тех, кто интуитивно или сознательно тянется к Господу как средоточию любви, добра и красоты.

Известно, что всякий поиск неизменно сопровождается сомнением, но если это честное сомнение, то оно непременно увенчается победой веры. Образ апостола Фомы может много сказать ищущим и сомневающимся. Не без основания этого апостола называют «Фомой неверующим». Он ни за что не хотел принять известие о воскресении Христа. А между тем Господь явился женам-мироносицам, двум ученикам, шедшим в Еммаус и, наконец, десяти апостолам, среди которых Фомы в тот раз не оказалось. Услышав взволнованный и достоверный рассказ учеников о явившемся им Учителе, он с прежним упорством продолжал стоять на своем: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20:25).

Будучи одним из 12-ти, он три года неотступно следовал за Христом, был свидетелем Его слов и дел. Не мудрствуя, Фома слагал в своем сердце, что видел и воспринимал. Постепенно время и события убедили его, что  Иисус – истинный Мессия, предреченный пророками. Оттого умом и сердцем он не мог принять известия, что распятый на кресте Учитель на третий день чудесным образом воскрес. Иудеи полагали, что Мессия, избавит народ от римского ига и, сделавшись царем, вернет былую славу Израиля. Далеко не все поняли и восприняли слова Господа: «Царство мое внутри вас есть…»

Надо признать, что Фома в то же время любил своего Учителя и был предан Ему. Вспомним возбуждение учеников, когда Христос собрался идти в Иудею, узнав о смерти Своего друга Лазаря. Это произошло за неделю до распятия. Ученики знали о враждебных замыслах первосвященников и фарисеев и опасались, что Учитель, покинув безопасное место, направится в Иерусалим. «Равви, давно ли иудеи искали побить Тебя камнями? И Ты опять идешь туда» (Ин.11:8). Когда Христос подтвердил свое намерение идти в Иудею и предсказал свою смерть в этом городе от рук человеков-грешников, из всех апостолов один Фома, не раздумывая, отважился идти вместе с Учителем и разделить Его участь. Обращаясь к остальным, Он предложил: «Пойдем и мы умрем с Ним!» (Ин.11:16) Фома явил свою преданность Христу тем, что готов был идти на верную смерть.

Как видим, в душе апостола беззаветность веры соседствовала с сомнением. Но повторим, то было честное, из сердца идущее сомнение. Когда Христос говорит о скором вос­шествии к Отцу, Он произносит слова: «А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете» (Ин.14:4). Фома, не опасаясь прослыть за невежду, восклица­ет: «Господи! не знаем, куда идешь! и как можем знать путь?» (Ин.14:5) И тогда Иисус произносит слова откровения, которые Фоме суждено будет уразуметь после: «Я есмь путь, истина и жизнь» (Ин.14:6).

Распятие Христа потрясло ученика. Оно стало сокрушительным ударом по его надеждам на воцарение Мессии. Фома в простодушии своем верил, что Иисус, возвестив глаголы жизни вечной, принес людям надежду на бессмертие. Но как могло случиться, что Он, Мессия, стал достоянием смерти? Когда Фома узнал о совершившимся чуде Воскресения, он был настолько душевно разбит и подавлен, что не имел в себе сил поверить в ошеломляю­щую неожиданность события.

 Что могло развеять упорное неверие Фомы? Господь, второй раз явившись ученикам, первое, что сделал – обратился к изумленному Фоме со словами: «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои, подай руку твою, вложи в ребра Мои. И не будь неверующим, но верующим!» (Ин.14:27) И на этот раз любовь Христа совершила свое неотразимое действие: предложив Фоме прикоснуться к ранам, Господь во мгновение развеял его неверие. У потрясенного ученика вырвалось выстраданное истовое признание: «Господь мой и Бог мой!» (Ин.14:28) Ни одно из Евангелий не знает подобного по силе и лаконизму обращения к Сыну Божьему. Оно принадлежит ученику Господа, который был равно искренен и честен в своей преданности и в своих сомнениях. Обращаясь к Фоме, Христос те же слова говорит ныне и нам: «Ты поверил, потому что увидел Меня. Блаженны не видевшие и уверовавшие!» (Ин.14:29)

Итак, апостол Фома сомневался, чтобы у нас с вами не осталось места для сомнений. Вера учеников, прежде чем стать верой Церкви, должна была пройти через мучительное осмысление реальности Воскресения и его значимости для каждого человека.

Всякий, кто с горячностью сердца исповедует Спасителя, не перестанет повторять: «Господь мой и Бог мой!»

 

Вера

О, вера чистая, святая,

Ты дверь души в обитель рая,

Ты жизни будущей заря,

Гори во мне, светильник веры,

Гори ясней, не угасай,

Будь мне повсюду спутник верный

И жизни путь

мне просвещай.

                             К.К. Романов