ВЕЛИКОЙ КНЯЖНЕ

Анастасии Романовой посвящается

 

Опять мой флюгер повернул на север,

Где Ладога синеется в лесах,

И ленинградских улиц серый веер

Скрывает прошлого дела и словеса.

 

Знамен суворовских обтрепанные канты,

Салонов утопический бальзам

Соседствуют там с тоненькой инфантой,

Чей детский лик стоит в моих глазах.

    

Ее с утра рисуют гобелены

То грустной, то восторженно-парящей,

Вот на ночь молится она, склонив колено.

Вот слышен смех ее в весенней чаще.

 

Перед дворцом - Невы свинцовой воды,

По залам - изразцовый жар голландок,

За Петропавловкой - кровавые разводы

И гул глухой проснувшегося ада.

 

                                  Олег Сенин