Накануне Успения в погожий,  но уже с осенней прохладой денек прикатили в мою идилличную усадебку за яблоками. Можно было бы ограничиться двумя-тремя фотографиями, но неожиданно припомнилось, что в одной из моих книг помещен эскиз о приближающейся поре листопадов и плодоношений.

 

Пришла она, осень, золотая, смиренная, наполненная прохладой, покорным кружением листьев. Сама того не желая, она напоминает о бренности всего земного. Человеческая жизнь рано или поздно подходит к предназначенному сроку, когда подводится итог прожитому.

В пору жатвы падут под серпом наливные колосья и пустородные плевелы. Плетеные корзины наполнят спелыми, сочными плодами, а порченные отбросят прочь. Глядя на красу плодоношения, вспомни, что и сам ты – Богом посеянное зернышко. Загляни в душу и спроси: «Созрел ли твой колос для Небесных житниц?» Если не так, знай, еще есть время и светит солнце благодати. Обрати к нему всё существо твоё – и лучи его облекут тебя в одежды Христовой праведности.

 

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера...

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё – простор везде, –
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.


Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко ещё до первых зимних бурь –
И льётся чистая и тёплая лазурь
На отдыхающее поле...

Ф.И. Тютчев

 

Земля, недавно зеленевшая апрелем, благоухавшая цветением мая, теперь томится в ожидании урожайного кануна… Возвышенное, умиротворяющее спокойствие царит в природе.

 

АВГУСТ

Как ясен Август, нежный и спокойный,

Сознавший мимолетность красоты.

Позолотив древесные листы,

Он чувства заключил в порядок стройный.

В нем кажется ошибкой полдень знойный, —

С ним больше сродны грустные мечты,

Прохлада, прелесть тихой простоты

И отдыха от жизни беспокойной.

В последний раз, пред острием серпа,

Красуются колосья наливные,

Взамен цветов везде плоды земные.

Отраден вид тяжелого снопа,

А в небе журавлей летит толпа,

И криком шлет «прости» в места родные.

  К.Д. Бальмонт

 

Осень приводит за собой холода и вьюги. Покоряясь ей, мы смиренно коротаем долгие зимние месяцы. Но не таковы птицы! В предвестии холодов, они снимаются с насиженных мест и, оглашая прощальными криками поблекшие дали, устремляются навстречу заморскому лету. Птицы не знают стужи: они всегда влекомы к вечной весне. Подобно им чудесные крылья молитвы способны уносить нас от неприкаянного холода отчужденности к теплу богообщения.

С грустью провожая журавлиные стаи, усладимся акварельной красотой родной земли, воспетой великими и малыми.

 

***

Чувство грусти светло,
Как осенняя роща сквозная.
Опадает листва.
Журавли закурлыкали в лад.
Что-то в наших сердцах
В эти дни навсегда исчезает,
Совершая с молитвой
Печально-веселый обряд.

Утром сизый туман
На болоте студит голубику,
Глухо грают вороны
В рязанскую дремную рань.
Не заметишь – октябрь;
Измочалит дождем повилику
Простодушных надежд
Луговой, васильковый дурман.

Звонче будут телеги
Кричать в удлиненном просторе
Расступившихся рощ,
Просиненно-открытых озер,
Можжевельник сухой
На седом ото мхов косогоре…
Жадно ловит душа,
В грусти мягкой теряется взор.

Будут падать дожди,
Чуть шушукаясь в листьях опалых,
Наливая тарелочки хрупких,
В засол не попавших груздей,
Чтобы в них тишина
Опустевшего неба качалась,
Спелость стылой воды
Била в жаркие ноздри лосей.

Чувство грусти светло.
Мы об этом не сразу узнали.
Погрусти эти дни,
Отдохни, золотая земля…
Пусть плывут по векам
Наши тихие, русские дали,
Журавлиную грусть
Рассыпая на наши поля.

В.И. Жильцов

 

***

Меж болотных стволов красовался восток огнеликий...
Вот наступит октябрь – и покажутся вдруг журавли!
И разбудят меня, позовут журавлиные крики
Над моим чердаком, над болотом, забытым вдали...
Широко по Руси предназначенный срок увяданья
Возвещают они, как сказание древних страниц.
Все, что есть на душе, до конца выражает рыданье
И высокий полет этих гордых прославленных птиц.
Широко на Руси машут птицам согласные руки.
И забытость болот, и утраты знобящих полей –
Это выразят все, как сказанье, небесные звуки,
Далеко разгласит улетающий плач журавлей...
Вот летят, вот летят... Отворите скорее ворота!
Выходите скорей, чтоб взглянуть на высоких своих!
Вот замолкли – и вновь сиротеет душа и природа
Оттого, что – молчи! – так никто уж не выразит их...

Н.М. Рубцов

 

Осенняя земля

Последние листы, познавши одиночество
На утонченной наготе ветвей,
Взирают грустно на упадок зодчества, -
Удел безрадостный всех поздних октябрей.

Земля соцветий, уступив из робости
Канунам и итогам плодородия,
Имеет вид торжественной суровости,
Столь неразлучный с моей скорбной родиной.

И только небо, вечно осиянное,
В своем порыве всех дарить надеждой,
Пророчит ей обновы сребротканные
И белизну, невиданную прежде.

О.М.  Сенин

 

(Из книги Олега Сенина "Благодати светлое крыло")