Поэтический цикл "Заточение".

Фрагмент тринадцатый "Злато-осенняя грустная наша ГОДОВЩИНА".

 

Дорогие мои! Поскольку заточение мое длилось не год и не два, поэтому снова и снова представляю вам в стихах и прозе запечатленное событие тех незабвенных дней и лет.

***

…27 октября!.. День нашего бракосочетания в загсе на Комсомольской набережной. Я прилетел накануне. Ты, невеста моя, встречала меня в Быково. Припав ко мне, ты захлестнула на шее руки, не выпуская зажатой в пальцах  кленовой ветки. Возвращаясь в университет, решили прогуляться и вышли на станции Ленгоры. Осень стояла теплая, листопадная и сухая. Незаметно для себя мы забрели в самую глубь парка. Приподнятое настроение и оживленность не покидали тебя всю дорогу. Признаться, я не узнавал своей тихони. На одной из полянок ты, как девчонка-озорница, вдруг улеглась на траву и стала набрасывать на себя кленовые листья. Приглашая поиграться, ты протянула ко мне руки. Через мгновение я нежил тебя в объятиях, с замиранием сердца ощущая в твоем теле таинственное присутствие жизни нашего будущего ребенка.

Как сластят горький свежезаваренный чай кусочками рафинада, так и я в этом памятном дне, следуя неукоснительному обряду, растворю в душе чувство нежности к моей девочке с кленовой веткой в руках. А ночью достану из-под подушки твой локон в конвертике, поднесу его к губам и беззвучно поплачу.  Мне очень-очень захочется поцеловать тебя, сияющую, всю в белом, тем же затяжным стонущим поцелуем, как в тот поздний вечер, когда разошлись гости, и мы остались вдвоем, теперь уже как муж и жена.

Спасибо тебе за Алену. Наша малышка своим рождением и очарованием красноречиво заявляет, что все случившееся было не напрасно.

На последней страничке только и осталось места, чтобы нам поцеловаться. Нет, прошу тебя, не вырывайся, хочу еще раз, честное слово, еще только раз…

Мне бы сцепить пальцы на твоей гибкой талии и ни за что не отпускать тебя. Ты меня слы-ши-шь?!..

P.S.: в следующий раз прошу тебя вложи в конверт 3 листочка с разных дерев, что растут под твоим окном.

(Глава из книги "Горюша моя ясная...")