Уважаемый Олег Сенин, здравствуйте!

Эмоции от недавно прочитанной вашей книги до сих пор не отпускают меня, настолько глубоко она задела мою душу. Позвольте, пожалуйста, выразить свою благодарность и точку зрения по поводу этой книги и вашей жизни в целом.

В первые я услышала вас в церкви святой мученицы Параскевы Пятницы в селе Дедилово, в последнюю неделю августа. Мой отец служит там регентом, поёт на клиросе. За день до вашего приезда мы начали разговор о даре слова, а именно о том, как люди порой иногда могут очень литературно и поэтично разговаривать, словно они читают в слух каких-либо великих классиков. И тогда отец вспомнил о вас. Я не полностью смогла себе представить, как люди могут так выражать свои мысли, поэтому поудивлявшись и покачав головой, занялась будними делами. На следующий день, в воскресенье, я спала, когда мне позвонил отец и сказал: "Ксюш, приехал Сенин, тот самый, о котором говорили вчера. Хочешь, приди, послушай, не пожалеешь. " Папа никогда не заставляет меня что-либо делать, он представляет мне полную свободу действий и мыслей. Так и произошло сейчас: он не заставлял меня идти на вашу проповедь, но почему-то внутри меня что-то смутное всколыхнулось, будто ваш приезд был предзнаменованием мне самой судьбой. И я пошла, погруженная своими мыслями и даже не подозревая о том, какая встреча меня ждет. И вот я уже была в храме.

Отец говорил мне, что вы потеряли зрение, когда отсиживали срок в лагере, но увидев вас, я об этом напрочь забыла. Вы обращались ко всем, ваш невидящий взор, казалось, проникал в душу каждого. И я начала вникать в вашу проповедь. О, мне никогда не забыть ваш голос, тембр, мягкость и мелодичность, эмоциональность каждого вашего слова, фразы, предложения. Я была очарована и впитывала в себя не столь сам текст, а его суть, которую вы так восхитительно выражали при помощи слов. И только когда человек помогал вам спускаться с порожек, я вспомнила, что вы слепой. Это был мощный удар. Сначала я хотела подойти к вам, но посчитав это некультурным, да и вспомнив, какая у меня "замечательная" устная речь, устыдилась. Мой восторг был непередаваем. Вы подарили певчим книгу "Горюша моя ясная..." и я не раздумывая, попросила у отца взять на некоторое время её.

О, как увлекательно, интересно вы описывали внешние и внутренние события вашей души! В ваших письмах к любимой женщине можно было увидеть всё: отчаяние, надежду, веру, безграничную любовь, обидчивую ревность (хотя такой не бывает, ну да ладно). Меня удивляла ваша сила духа. Вы много занимались самообразованием, читали, молились. Другие бы на вашем месте совсем опустили руки, но ваша активность, не желание сникнуть на рассвете лет восхищала меня. А всё это поддерживала любовь к семье, к дочери, к Рите... Я была влюблена в образ человека, который не сдается, который ещё держится, как бы тяжело ему не было, пытаясь жить. Я была влюблена в образ страстно, сильно, порывисто влюбленного юноши, который был без ума от своей Ритэт, боготворил и возносил её, а иногда наоборот, посылал обидчивый и ревностные намеки. Признаюсь, когда вы так писали, я всегда улыбалась.

Очень понравились ваши статейки о вере русских поэтов и писателей, было очень увлекательно об этом читать. У меня есть два любимых писателей: Достоевский и Экзюпери. Настольной книгой для меня является "Цитадель" Экзюпери. Когда вы писали, что вам нравится этот писатель, я почему-то почувствовала гордость и радость. Может потому, что уловила хоть что-то общее между таким талантливым человеком как вы и мною.

О, а что сделало ваше рассуждение о православии с моей душой! Кульминационным моментом был ваш духовный этюд "Христос и разбойник". Давно в себе замечала одну странную вещь: я не могу без слез обращаться к Богу. Ваш этюд озарил мою душу новым светом. Сидя в холодной маршрутке, я поздно вечером возвращалась из Тулы домой (я езжу заниматься в колледж искусств им. Даргомыжского на класс фортепиано - после девятого класса намереваюсь поступить туда). Держа книгу и читая этот этюд, я чувствовала, как разливается тепло по моей душе, темной, тщеславной, мелочной, думающей только о себе. После каждого предложения я поднимала голову и вдруг осознала одну простую истину: Господь с нами. Со всеми нами. И со мной, и с этой женщиной, сидящей рядом, и с теми мужчинами, и с этими красивыми задумчивыми девушками, со всеми. Эта мысль глубоко потрясла меня и заставило хоть на какое-то мгновение любить всех людей с их достоинствами и слабостями, потому что в каждом из нас живет божественное, потому что мы едины. С того дня я начала обращать огромное внимание к своей вере, к своим мыслям и чувствам. И это благодаря вам. Мне не хватит слов для выражение своей благодарности.

Спасибо, спасибо огромное вам, что заставили меня прозреть!

                                                                                                                                  Ксения К.

 

 

Милая Ксения, был тронут таким искренним и душевно-обаятельным откликом на "Горюшу" и дело благовестия, совершаемое мной немощным. Представь, все написанное тобой, моя помощница Ангелина прочла сразу после моего возвращения из поселка Заокский, где я выступал в школе перед твоими ровесниками. Реакция аудитории для меня, как человека не имеющего зрения, очень важна. Всякий раз, когда я чувствую отстраненность какой-то части моих слушателей, то внутренне переживаю и прошу у Господа поддержки, чтобы Его осиянная благодать, хотя бы на время, отогрела и просветлила их души. Рад, что в случае с тобой, старания мои обернулись зримым благословением.

                                                                                                              Твой О.М.

***

Спасибо, музыка, за то,

Что ты меня не оставляешь,

Что ты лица не закрываешь,

Себя не прячешь ни за что.

 

Спасибо, музыка, за то,

Что ты единственное чудо,

Что ты душа, а не причуда,

Что для кого-то ты ничто.

 

Спасибо, музыка, за то,

Чего и умным не подделать,

За то спасибо, что никто

Не знает, что с тобой поделать.

 

Владимир Соколов