Плавск известен с 1540 г. как село Сергиевское, названное по церкви во имя преподобного Сергия Радонежского Чудотворца. С 18 в. принадлежало князьям Гагариным. В 19 в. крупное торговое село. В середине XVIII века старый деревянный храм на Крапивенском погосте пришел в полную негодность и Сенатским Указом от 3 мая 1767 года князьям Гагариным разрешается постройка нового храма близ усадьбы. В 1774 году каменный, холодный, в зиму не отапливаемый, с деревянным куполом храм во имя преподобного Сергия закладывается у входа в усадьбу со стороны торговой площади. При его освящении были перенесены вся церковная утварь и реликвии, хранившиеся в старом храме, в том числе и антиминс, освященный еще в XVII веке. В таком виде храм просуществовал до 1860 года. В этом и последующих годах переделана была западная часть храма и устроена колокольня. Именно в таком виде храм Сергия Радонежского Чудотворца дошел до наших дней. Обращают на себя внимание и поражают его размеры, диаметр барабана и купола основного объема. Они по истине столичные: редко в каком городе можно найти храмы подобных габаритов. Изюминка церкви — ее главный иконостас. Он выточен из прекрасного сероватого, матового, белого уральского камня Сергиевскими мастерами — каменотесами и имеет композицию, подобную иконостасу главного храма Троице-Сергиевой лавры. Белокаменные иконостасы — также большая редкость, на территории Тульской губернии это, пожалуй, единственный пример. В 1938 году храм был закрыт. Ныне по завершению 70-летнего богоборческого вавилонского пленения русской церкви двери храма снова открыта для молящихся.

 

         

По милости Божией, в ясно-прохладный день бабьего лета, мне сподобилось в кои-то раз проповедовать в этом благоуветливом храме. И вот мое вам сокровенное ощущение при входе в его величавые приделы. Дело в том, что в последней страшной войне в 1941-45 годах Плавск был захвачен фашистами. Они устроили в стенах святого места концлагерь для наших солдат - военнопленных. Набили их туда до 2 тысяч. Харчами не баловали, и от того многие из них испустили свой последний вздох на том самом полу, по которому я всякий раз благоговейно прохожу от притвора до алтаря. К слову сказать, мой родной дядя Александр Павлович Сенин, до войны закончивший матфак Рязанского пединститута, погиб неизвестно где в плену. Дай-то Бог, если то случилось в церкви, подобной Свято-Сергиевской... А теперь слово проповеди >>>