В 1985 году я начал работу над краткой антологией "Небесные блики". Она заключала в себе стихи духовного содержания известных русских поэтов от Ломоносова до Ахматовой". Каждая подборка предварялась рассказом о проявлениях веры в их жизни. Тогда-то мне, ожидающему приближение неизбежной слепоты, звездочкой обнадеживающе засветилась стоическая судьба поэта-слепца Ивана Ивановича Козлова, друга Пушкина и Жуковского. Привожу отрывок о жизненной драме поэта и том содействии свыше, которое помогло ему превозмочь нежданную беду: 
" Жизненный путь обаятельнейшего русского поэта Ивана Ивановича Козлова подтверждает евангельскую истину, что страдания нередко посылаются нам во спасение. Принадлежа по рождению к высшей московской знати, наделенный от природы умом и видной наружностью, разносторонне образованный, он быстро и легко восходил по лестнице чинов и отличий. Имея блестящее положение в обществе, будущий поэт, может быть, никогда бы не пережил того обращения к вере и творчеству, не случись несчастья, перевернувшего его жизнь.
В 1818 году паралич лишил его ног. Вскоре он стал слабеть глазами и через три года ослеп совершенно. Потеря ног и зрения, поразившие Козлова в зените жизни, сделались роковым крушением его надежд и устремлений. Но вместе с тем промысел Божий обратил душу его к непреходящим ценностям. Вот как свидетельствует об удивительной выдержке Козлова в то черное для него время его преданный друг В.А. Жуковский: «Глубоко проникнутый смирением христианским, он переносил свою участь с терпением удивительным, и Божий промысел, пославший ему тяжкие испытания, даровал ему в то же время великую отраду: поразив его болезнью, разлучившей его навсегда с внешним миром и со всеми его радостями, столь нам изменяющими, Он открыл помраченному взору его весь внутренний, разнообразный и изменчивый мир поэзии, озаренный верою, очищенный страданием».
От Василия Андреевича мы узнаем, что Козлов не впал в безнадежность, не похоронил себя как личность: за годы слепоты он овладел еще тремя языками, помимо французского и итальянского, которые знал с детства. Обладая феноменальной памятью, поэт читал наизусть всего Байрона, поэмы Вальтера Скотта, лучшие места из Данте. Но наибольшее утешение он получал из молитв и Евангелия, которые знал на память. Именно они дали ему силы и терпения превозмочь 20 лет слепоты и телесной неподвижности" ( из книги Олега Сенина "Небесные блики. Вера в жизни и стихах русских поэтов")

прослушать композицию о И.И.Козлове >>>