Первое! Явление мое на белый свет от мамочки, Александры Никаноровны, случилось в 1947 году. Ее светлое имя и слезно-щемящий образ остаются для меня самыми дорогими и душеприязненными. Умерла она 17 августа. А похоронена была в праздник Преображения Господне. 

 

 


Второе! В нашей сельской Лесно - Полянской школе в седьмом классе субботними вечерами стали устраиваться танцы. Представьте, зимние каникул, снега по колено, а мы - мальчики, девочки - с воодушевленным радостным ожиданием в валенках, ушанках и платочках поспешали к одноэтажной деревянной школе. Там, в тепле класса, переобувшись в туфельки и полуботинки, принаряженные, в танцах, под баян, впервые через прикосновение рук и застенчивых взглядов мы нечто узнавали о неведомом еще чувстве, именуемом любовью. Помню волнительную игру в "почту", когда каждый из нас прикалывал к одежке булавкой номерок, почтальон Зиночка разносила по адресатам записки с головокружительными намеками , строчками стихов либо смешливо-ехидными "подколами". Для себя я неизменно выбирал номер 17. Этот непостижимый выбор был связан с затаенным предпочтением из всех девочек-одноклассниц той сероглазой, губастенькой очаровашке, в которую я по весне успел влюбиться. 

 

 

 

Третье! В 17 лет я был вовлечен в дерзновенное и опасное дело противостояния политическому режиму, который по юношескому максимализму воспринимался как антинародный и тоталитарный. Все мы, пламенные революционеры, готовы были жертвовать самым дорогим ради торжества зажигательной, но, как обнаружилось, недостижимой и поступорожней цели - земного коммунистического рая.

 

 

 

Четвертое! Для меня прошедший 2017 год был скорбно ознаменован 100-летней годовщиной большевистского переворота. В теледебатах и прессе много чего можно было услышать за и против богоборческой и бесславно порушенной коммунистической утопии. Лично меня не надо вразумлять по поводу рокового трагизма случившегося. 9-летний лагерный срок по судебному приговору за антисоветскую деятельность уже о чем-то говорит... Но по Небесному промыслу в Мордовском Дубравлаге я уверовал в Господа Бога, сделался патриотом и державником. С тех пор, до ныне, не перестаю любить и оплакивать 1000-летнюю русскую цивилизацию, утверждавшуюся в веках на Православии, Самодержавии и Народности. 

 

 

 

 

Пятое! 17-го марта 1977 года мы сочетались с Катериной, которая 7 декабря подарила мне сына Никона, а через три года дочь Настеньку. В уходящем году мы отметили 40-ю годовщину совместной жизни. Сам я, наши дети и внуки благодарно ощущают то безмерное душевное тепло, мудрость сердца и неугасающее лучение любви, которыми она одаряет всех нас. Лучше всего это выразят, посвященные ей строки.

Как лебедь белая — царевна среди птиц,
Рассветная звезда - княжна ночных свиданий,
Так ты из тех небесных голубиц,
Что жизнь однажды нам на счастье дарит.
Своих зрачков агатовых мерцанье
Ты гасишь детскою стыдливостью ресниц,
Но свет твоих бесчисленных деяний
Разлит на каждой из моих страниц.
Как богоданную величу я тебя,
И сладок мед твоих обетовании,
Когда, терпя, немотствуя, любя,
Ты полнишь дни моих земных скитаний.

 

 

 

 

Шестое! 17 февраля 2015 года мой старший внук Аким, 24 лет от роду, оставил этот мир, в котором он был по истине ангелоподобным украшением человеческой личности. Все мы, любившие и верившие в него, не можем до конца осмыслить промысел Божий. 
А сколько их, сыновей и внуков, в нашей суровой, безжалостно - кровавой истории стали безвинными жертвами разрушительных демонических сил. Одно остается, смиряться и верить в Христову жизни воскрешающую любовь.

 

 

 

 

 

Дорогие мои! Примите поздравления с Новолетием и пожелание Божией помощи и водительства в предстоящих днях, неделях и месяцах новоявленного года. Верится, что строки Владимира Жильцова, моего земляка и лагерного друга, явятся для вас духоносным ободрением.

Говорят, надломилась
Житейская статная сила,
Что от века до века
Спасала крещенную Русь,
Но не верую в то,
Как бы грустно и тяжко ни было,
И сомнений своих,
Как рожденья любви, не боюсь.

Дух народа высок,
Но сокрыт от докучливых взглядов,
Как сокрыта в природе
Звенящая радости боль,
Но в годины беды
И порой золотых листопадов
Откровений и чувств
Проступает кровавая соль.

Перед каждой бедой
Говорят:
Мы уже на исходе.
После наших побед
Говорят:
Отодвинут предел.
Нет пределов у нас,
Мы в великом Христовом походе.
И Христова любовь – 
Наш великий и скорбный удел.

 

 

Мама, белая голуюушка - Булат Окуджава
00:0000:00
Дежурный по апрелю - Булат Окуджава
00:0000:00
Бумажный солдат - Булат Окуджава
00:0000:00
Сумерки. Природа - Булат Окуджава
00:0000:00
Когда метель кричит как зверь - Булат Окуджава
00:0000:00
Памяти юнкеров - Жанна Бичевская
00:0000:00
Мой конь притомился - Татьяна Доронина
00:0000:00