«Рит, два года назад, я  возвращался из Саратова в нашу милую Рязань, где после рождения Алёнки, мы жили в родительской квартире. Почти две недели не видел тебя и доченьку, страшно соскучился.

Не верилось, что я наконец-то вернулся, и ты, милюся моя белокожая, уже совсем рядышком. Нетерпеливым шагом спешу к знакомой светло-серой четырехэтажке, к двери квартиры номер 17 на первом этаже… Как и загадал, открываешь мне ты. Переступаю порог, и мгновение мы смотрим друг на друга, молча, неотрывно. Родную и теплую притягиваю за плечи, чувствуя под тонким свитером всю тебя. Целуя, слышу твой облегченный шепот: «Алька,  наконец то, - я заждалась тебя…»

И вот я в тюремной камере, глухой и тесной. На календаре та же дата – 1 декабря. Ты грустно улыбаешься мне с фотографии, а глаза будто говорят: «Алька, не раскисай. Рано или поздно все проходит… Ты еще не раз откроешь дверь, за которой тебя ждут и любят…»

После такого хочется ответить возвышенно, но в то же время сердечно и просто: «Спасибо тебе, чудо мое, за слова, что обнадеживают и снимают боль… Спасибо!..»

(Отрывок из книги «Горюша моя ясная»)