Отклик дорогого друга

Христос воскресе, Олег Михайлович! Воистину воскресе!

А стихотворение — одно из самых дорогих и любимых. Давно оно очаровало меня и легло на душу. Вспоминаю, что когда впервые услышал его, то оно сразу же захватило всего меня. Не понимая до конца смысла, я уже наслаждался стихом. Очевидно, что таково свойство истинной поэзии. «Воскресенье» берет прежде всего музыкальностью, ритмикой, красотой звучания, а потом уже и смыслами. Прав был Достоевский (по другому поводу): «…все должны прежде всего на свете жизнь полюбить. Жизнь полюбить больше чем смысл её». Что-то в этом роде и с вашим «пасхальным» стихом, Олег Михайлович.

 

Впрочем… впрочем два слова и о смысле/ах. С одной стороны, предельная контекстуальность: «Опять на святцах — русская весна», и тут же в сознании всплывают «Лето Господне» Шмелева, образы, краски Нестерова, для которых «русскость» — некая важная смыслообразующая константа; именно так, в таком именно преломлении ощущали они себя в Боге, то есть опосредованно через многоликую русскую культуру. У вас, например, это очень органично получилось во второй строфе:

Но, Господи, отныне и навеки

К подножью вознесенного креста

Березы юные, творя святой устав,

Печально клонят шелковые ветви.

 

С другой стороны, БИБЛЕИСТИЧНОСТЬ, которая зримо, ощутительно, как нервюрный свод готического собора, поддерживает и устремляет взор читателя к первосмыслам… Но мне дорого и само это органичное, плавное перетекание от эмпирики ЗЕМЛИ, куда Бог поместил нас жить, к библейским образам, точнее аллюзиям:

 

И малых рек студеная водица,

Все слезы непросохшие вобрав,

Смешав их с благостью пасхальных трав,

Тебя зовет на землю возвратиться.

 

Замечательно! Христос воскресе!!!

Виктор Ляху