***

От В. М. Копачева

Батюшка, Олег Михайлович, день добрый! В преддверии Великого праздника, прежде всего, хочу, поздравит тебя, твою семью, детей и внуков твоих со светлым воскресением Христовым. Каждый из нас, в меру сил своих и крепости веры, надеется на реальное воплощение обетований нашего Спасителя. Люди так устроены, что с возрастом, это обетование становиться доминирующим приоритетом в наших помыслах и надеждах. Пусть наступающий праздник укрепит всех нас в этой надежде. Сейчас я уже не помню, рассказывал тебе или нет об одном случае в моей жизни. Если повторюсь, не суди строго. Лет 20 тому назад, в пору очень непростых духовных исканий, я мучительно пытался сформулировать для себя, что для меня в этой жизни важно, что первично, что второстепенно, где те ориентиры, которые с течением времени не теряли бы своей изначальной ценности, своего значения. Чтобы не утомлять тебя многословием, опущу ряд деталей, скажу о главном. К тому времени у меня была уже Библия, собственная книга, не какие-то переложения или комментарии «авторитетных» советских авторов, а настоящее каноническое издание священного Откровения. Открывая в очередной раз библейские тексты, читаю: «Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне, прежде нежели я умру: суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не дай мне, питай меня насущным хлебом, дабы пресытившись, я не отрёкся Тебя и не сказал: «кто Господь?», и чтоб обеднев не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе». Вот эти слова, спрессовавшие до «сухого остатка» смысл повествования, поразили меня своей мудростью и величием. А главное, дали ключ, компас, указывающий направление, куда нужно двигаться, чтобы в будущем, меня не постигло очередное, горькое разочарование. По сей день, этот текст, как моя личная челобитная к Богу. Пока живу – молю Тебя, Всевышний, Избавь меня от суетной тщеты; Не дай богатства, ноши этой лишней, Не дай и непосильной нищеты. Богатство – пресыщеньем развращает, Кичливо вопрошая: кто Господь? А нищего – на путь греха толкает Лишеньями измученная плоть. Но дай мне хлеб насущный днесь и присно, Но огради от гибельного зла, Чтоб жизнь моя Божественного смысла Во всякий час исполнена была. Батюшка, затянул я своё вступление, ведь о твоей книге хочу сказать слово. Но прежде о выступлении по «Эху Москвы». При всём понимании, что формат «прямого эфира» по радио диктует свои правила, я ожидал более интересного, более цельного представления твоей книги. Однако, разделяя вынужденность следования в русле передачи, нахожу в твоём диалоге с ведущими, свои немалые плюсы. Навязывая дискуссионный характер разговора гостю студии, ведущие явно теряли «очки». Особенно меня порадовало, как ты отбрил их по теме «панкмолебна». Да и по другим «эховским» вопросам были очень достойные ответы. Я уж думаю, может это и хорошо, что получился такой эфир. Вот если случится редакционный разбор на летучке у Венидиктова, полагаю, тульские «эховцы» не удостоятся похвалы. Теперь о твоей книге. Отче, ещё допреж того, как я прочитал её, был уверен, что из- под твоего пера не могут, не должны выйти «потуги графомана». Это я говорю без малейшего желания польстить твоему самолюбию. Ты мужик достаточно умный, чтобы покупаться на такие соблазны. Содержательное наполнение, доверительная тональность, создают ощущение, что своим сокровенным, этот человек делится только со мной. Невольно проникаешься уважением и вниманием к автору книги. Я уж не говорю о стилистике, о языке, о манере рассказчика. Тут, как всегда ты безупречен. Однако если позволить себе высунуться из-под твоего «прессующего» авторитета, некоторые страницы повествования я сделал бы несколько иначе. Это не значит, что получится лучше, или хуже. Это был бы просто другой взгляд, другой уровень внутренних переживаний, которые невозможно понять, самолично не пропустив их через своё сердце, через свою душу. Так что эту оговорку я делаю не в качестве критического замечания, а как своё личностное ощущение. При личной встрече, при обоюдном желании, можно вернуться к этой теме. На этом, батюшка, всего тебе доброго. Ещё раз, мы с Аллой, поздравляем с наступающим светлым Праздником. До встречи.

 

***

Здравствуйте. Прочла вашу книгу "Горюша моя ясная". Во истину пути господи неисповедимы. Как бы сложилась ваша судьба, если бы не такие испытания? Горько за Россию. Как и тогда, за нее можно сломать свою жизнь. Восхищаюсь Вашим героизмом, умом, верой и желанием что-то изменить. Сколько судеб было сломано? Теперь имеем, что имеем. А по письмам к Рите можно учебник психологии писать. Что хочет мужчина от женщины - название учебника. С уважением, Наумкина Галина

***

Замечательная книга, своевременная! Учит жизнестойкости, бережному отношению к непреходящим человеческим ценностям. Впечатляет волнующий рассказ о пережитом, а также богатство языковых средств: от незаслуженно забытой исконно русской лексики до восхитительных вербальных обрамлений излагаемого. Спасибо за книгу! Валентина Анатольевна

***

Христос воскресе, уважаемый Олег Михайлович! Слава Богу: тьма отступила, и воссиял свет! Какое счастье, что мы имеем возможность проживать свою жизнь вместе со Спасителем, и каждый раз, падая, знать, что есть Прощение, есть Воскресение, есть Преображение и Вознесение. Спасибо за книгу. Признаюсь, она сначала вызвала во мне противоречивые чувства. Мне, воспитанной на идеологизированных книгах, не хотелось читать про «темные аллеи», но в жизни, как нам хорошо известно, они имеют место быть, а для христианина они просто необходимы. Вот как премудро все Господь устрояет… Не так давно я на кружке «Родные истоки» читала детям рассказ «Христианочка» (он – в одном из журналов, подаренных Вами). А потом мы встречались с экскурсоводом яснополянского музея, которая рассказывала нам о Марии Николаевне Толстой. Рассказ «Христианочка» ребятам очень понравился, и я, довольная, настраивала их на то, что им предстоит еще одна встреча с «настоящей христианкой». Но сначала и меня, и детей охватило некоторое разочарование: в жизни Марии Николаевны мы ждали подвига, а подвига не увидели. Как-то «провис» рассказ о ее мирной кончине. Выручил Алеша. Он сделал мне презентацию о Марии Николаевне: монахиня в белом одеянии поднимается по ступеням лествицы в Небо. Лествица соединяет нашу прекрасную землю и чистое небо. Две ступеньки, соответствующие падениям, Марии Николаевны, оказались выкрашенными совершено неожиданным образом: они напоминали живую кровь. Так появилась возможность говорить детям о кровавой жертве Христа, которая омывает и очищает человека. Ваша книга, по-моему, тоже об этом. Мне кажется, что было бы здорово, если бы родился ее сценический вариант. К сожалению, современная молодежь оторвана от книги. Да и чтение Вашей книги для наших молодых людей, лишенных исторической памяти, - задачка непростая, но ОЧЕНЬ ПОЛЕЗНАЯ. Хороший сценический вариант может быть более доступным. В качестве протокольной записи хочу отметить, что нас многое объединяет: восприятие истории, переживания при первой встрече с Богом; переживания близких людей в связи с нашим воцерковлением, скорби. Радуюсь, что Господь не оставляет нас своими милостями. Пашкова Лидия Павловна

**

Дорогой Олег! 47 лет назад ты радикально повлиял на течение моей мысли в поиске пути сознательного участия в исторической судьбе нашего Отечества. Я был очарован твоей богатырской натурой и твоей волей. Я стремился стать с тобой одним целым, ещё не сознавая, что человеческое единство, к которому я инстинктивно стремился, является общевидовым (для Homo sapiens) историческим переходом от биосферного родства людей по крови к ноосферному родству по разуму. Озаглавив свой Отклик на твою книгу по формуле Марины Цветаевой, хочу подчеркнуть, что по историческим меркам твоё влияние на моё личное интеллектуальное становление и развитие вполне сопоставимо с влиянием Пушкина на наше общее человеческое развитие. Я запоем прочитал книгу твоей Любви, насыщенную красотой слога и Сенинского отношения к жизни. Твоя книга воскресила в моей памяти слова Ирины Васильевны Щёлоковой, историка и музейного работника, женщины одарившей меня дочерью Дианой и разделившей в браке со мной 10 далеко не лёгких лет из моей внесудебной ссылки в Киргизию. Как то в разговоре со мной Ирина дала предельно простое и поэтому верное определение Любви. Она сказала: Любовь – это положительное отношение к жизни. Любовь твоих младых лет, выплеснутая на страницы книги, проникнута не только положительным и ненасытным отношением к жизни, но и неуёмным желанием сохранить в общественной памяти спасительную силу твоей «истинной» и «неповторимой» Любви, которая живёт в тебе и которая до сих пор испытывает тебя. Для меня значимо, что в этой книге тебе удалось осознать, выявить и выразить элементарную составляющую твоей духовной жизни и твоего духовного спасения. Это то, что я на всю жизнь полюбил в тебе. Поэтому твоя книга – это памятник и моему отношению к жизни. Я благодарен тебе за эту книгу, поскольку твоё чувство Любви лежало в основе твоего отношения к ОБЩЕМУ ДЕЛУ ЖИЗНИ, сплотившему нас в Саратове. Такой памятник чувству Любви не позволит недоделанной системе общественно-политических отношений оболгать и опошлить изначальные побудительные мотивы нашей социально-исторической активности, не позволит свести ОБЩЕЕ ДЕЛО ЖИЗНИ незаурядных молодых людей к многотомному «уголовному делу». Виктор Бобров

***

С интересом прочитала книгу, что называется на одном дыхании , книга пронизана любовью и болью. В 23 года оказавшись в условиях жесточайших условий заключения в отрыве от любимой жены, дочери, родителей, испытывая горечь и вину перед близкими надо было не сломиться и преодолеть эту беду. Студенты, молодежь особенно остро восприняли события 1968 года в Чехословакии и показав свое несогласие с действиями правительства СССР многие поплатилась тем, что им сломали жизнь.Мне очень жаль, что наше гуманное государство, самое гуманное, как оно всегда себя называло, проявило такую жестокость к еще совсем юным и не видавшим жизни молодым ребятам. Хочется пожелать Олегу Михайловичу и всем его друзьям, разделившим его судьбу, здоровья и силы.Храни Вас господь. Бог всегда на стороне обиженных. Наталья Шашмурина (Нефедова)

***

История страны, отраженная в одной судьбе: О. М. Сенин. «Горюша моя ясная…»Известно, что мировая история складывается из истории отдельных государств, а история отдельных государств – из истории отдельных населенных пунктов, например, Бородино, Ватерлоо, Сталинград, без которых мировая история будет неполной и непонятной. Нечто подобное происходит и с людьми, населяющими ту или иную страну: в их судьбе, как в зеркале, отражается история государства, та политическая система и идеология, которые в то время в стране господствовали. Ярким подтверждением сказанного является книга О. М. Сенина «Горюша моя ясная…», в которой автор на примере личной судьбы рассказывает о том, что делала с человеком, осмелившемся бросить ей вызов, существовавшая в СССР во 2-й пол. 20 столетия политическая система. Рассказывая о годах заключения в «Дубравлаге», где содержались политические преступники, О. М. Сенин не жалуется и не сетует на жизнь, а делится с читателем личным восприятием происходившего. Для него, как человека непосредственно являвшегося до ареста частью государственной системы – работал следователем прокуратуры, – но не до конца принимавшим ее, многое из происходившего в стране было более понятно, нежели для непосвященных в государственные секреты граждан. Это понимание несовпадения открыто провозглашаемых государством нравственных и политических ценностей с реальным положением дел и явилось поводом для вступления автора книги в молодежную антисоветскую подпольную организацию, которая ставила своей целью свержение существующего строя как несоответствующего истинным ценностям марксизма-ленинизма. Замечательно, что в этой книге Олегу Михайловичу удалось органично сочетать прозу – письма из лагеря к жене и близким – и лирику, стихотворения, в которых выплескиваются наружу эмоции и чувства героя. Благодаря такому сочетанию книга получилась эмоционально насыщенной, открытой и в то же время объективно рисующей картины происходящего со страной и людьми. Возможно, поэтому книга легко и интересно читается, заставляя людей не только умом осмыслить происходившее, но и пропустить это происходившее через сердце, наряду с героем повествования пережить, прочувствовать, перестрадать и переболеть, окунувшись в трагическое прошлое. И если отвечать на вопрос: нужна ли эта книга современному читателю или нет?, то, думаю, честным и объективным ответом будет ответ нужна, ибо человек, не знающий своего прошлого и прошлого своей страны, не имеет будущего. И.В.Пантелеев.

***

Олег Михайлович, дорогой! Пишет вам В.Н. Назаров. Прочитал вашу книгу и не могу молчать. Сначала об удивительных совпадениях: 1) Мой отец Назаров Н.Т., 1924 г.р., из Рязанской губернии, с. Кораблино, долгое время работал директором совхоза. Мама – Киселева М.Б. – 1921 г.р. 2) В 1970 г., когда Рита заканчивала МГУ, я как раз поступал на философский ф-т и с 25 июля, будучи абитуриентом, жил в высотке, в зоне «В» в блоке 1046. Когда я увидел фотографию Риты, мне показалось, что я ее знаю, встречал во двориках МГУ. Такова синхронистическая регрессия чувств, которая знаменует собой возможные пересечения в будущей жизни. Мой хронотоп, в котором мы как в стоп-кадре запечатлены навеки, 1970-1975 годы, Воробьевы горы. Каждую звездочку сирени, каждый яблоневый лепесток я помню на вкус, на ощупь, как и вы. Теперь о главном. Диссидентские лагерные мемуары мой любимый жанр. Кажется, я прочитал все что можно: от декабристов до «Тюрем и ссылок» Иванова-Разумника и переписки супругов Лосевых (кстати «Горюша ясная» по стилю очень близко к обращениям Алексея Федоровича - «Ясочка моя»). Тут важно передать лагерную жизнь реальней, чем она есть на самом деле. Вам это удалось. Вы так запечатлели любовь к Рите, что я ее полюбил вместе с вами. Я не верю, что вы с ней расстались, что она могла выйти замуж за другого. Она всегда останется такой, как в ваших письмах. Вы увековечили ее. Вот это и есть подлинное искусство. Дорогой Олег Михайлович пишите еще, как ваш (и мой) любимый И.А.Бунин. В конце концов, что нам осталось кроме «Темных аллей»!

 

***

Дорогой Олег Михайлович! Спасибо за душевный подарок - Вашу "Горюшу...". Только сейчас смогла прочитать - то конец семестра, то мама приболела надолго. Сейчас в нашем королевстве всё успокоилось, поэтому хочу Вам написать, как читатель и как, определённым образом, профессионал. Конечно, это замечательное произведение. Это, безусловно, Ваши мемуары в большей степени, чем письма. Однако в библиографическом описании издатели неправильно, на мой взгляд, обозначили книгу как "проза, стихи". Но это же не беллетристика!!! Читатель может быть неправильно ориентирован. Хуже, если неправильно будет ориентирован исследователь. Ведь аннотации нет. Итак, это великолепные мемуары. Они отличаются от других, как люди отличаются друг от друга. Тульская мемуарная традиция широко известна. Ваш текст украшает лучшие её проявления. Один А.Т. Болотов что стоит! Правда, в советское время существовала, как и везде, тульская направленная мемуаристика о революциях, о войне. Но в постсоветский период до Вашей книги были изданы (2005) "свободные" мемуары бывшего эсера Владимира Михайловича Троицкого "Очерки семейной хроники", написанные "в стол" в середине XX века. Рукопись обнаружена сотрудниками музея "Куликово Поле" и ими же приготовлена к изданию. Так что эти две книги (Вы и Троицкий) без вынужденной лжи и насилия над авторами - необыкновенны. Сейчас мемуарная литература изучается как исторический источник. Студенты пытаются писать источниковедческие работы по мемуарам Троицкого (метод цельного гуманитарного знания А.С. Лаппо-Данилевского). Ваш текст даже в перспективе боюсь предлагать "интернет" и "клипово" - воспитанному новому поколению. Ваша книга - навсегда. Она производит глубокое впечатление в среде современной безбрежной лжи, которая оставила далеко позади, на мой взгляд, суперлживую эпоху Смуты на Руси. По всей видимости, ложь - неизбежное проявление государственности. Мой дипломник Андрей Прокофьев (профессор МГУ, этика) пишет о справедливости и государственности. Пора тему о лжи сделать открытой. Думаю, всем бы от этого стало лучше. Ваш текст погружает в мою молодость. Та же Москва, та же провинция, только тульская, тетр по радио, увлечене поэзией, пение бардовских песен. Это как инстоляция. Под названием "оттепель". Я закончила историко-архивный институт в 1972 году. Конечно, Вас узнаёшь превосходно. Понимаешь Вас однозначно. Наверное, большинство людей могут что-то написать о себе. Большинство - прочитать. И тогда нам всем стало бы лучше от сочувствия и любви друг к другу. Вы мужественный человек. Удачи Вам. Творческих успехов. С благодарностью Галина Петровна Присенко.

 

***

Леонид Авксентьев: Он возложил, как к памятнику розы, букет стихов, к подножью горькой прозы. Ах! как его чудесно осенило, не зря О. Сенин он, вся в этом, соль и сила Олег Михалыч, дорогой, поздравляю вас с чудной книгой. Читали с Олей не отрываясь. Я ещё и сейчас слышу, как эхо лопнувшей тонкой, скрипичной струны , щемящую нотку отчаяния. Она звучала у меня в душе на протяжении всей книги от первых и до последних страниц. Я вспоминаю, что когда мы отдыхали с вами в Геленджике, вы как раз работали, над этой книгой. Вернее будет сказать, отдыхал я. Купался, загорал, дегустировал местные напитки, короче говоря, весело проводил время. А вы надрывая свою душу, погружались в свои давние переживания. Но вечерами мы гуляли, читали стихи и болтали ни о чём. Я только сейчас понимаю, чего это вам стоило. Эта книга полна печальных и грустных, но очень памятных для вас дат. Удивительно, но многие из этих дат памятны и для меня с моей Олей. Разница в том, что для нас они были счастливыми и радостными, Ведь мы тогда пребывали в состоянии "залюбья" и собирались пожениться. Сейчас я даже испытываю некую неловкость за свою тогдашнюю беспечность. А всему виной ваша замечательная книга. А как хорошо вы пишите о природе, несколько скупых, но точных фраз и я отчётливо вижу летнюю Оку, или зимнюю Москву. Здесь вы вплотную приблизились к любимому вами Бунину. Говорю это с полным пониманием, потому, что и сам люблю Бунина. Одним словом Олег Михалыч, ещё раз поздравляю вас и с нетерпеньем жду ваших новых творений. С уважением, Ваш Леонид.

***

Депутат, поэт, писатель ⋅ Олега Михайловича Сенина жители Арсеньевского района знают, как депутата 5-го созыва Тульской областной Думы от партии «Единая Россия». Он часто бывает в районе, общается со своими избирателями, старается оказывать помощь району и его жителям. Этот деловой, внимательный и очень корректный в обращении с людьми человек знает не только «парадную» сторону жизни. Несмотря на испытания, которые преподнесла ему судьба, Олег Михайлович сумел сохранить возвышенно-поэтическое отношение к жизни. Именно такое восприятие действительности помогало ему в самый сложный и трудный период, который пришелся на 1969—1974 годы, годы заключения в лагерях для особо опасных преступников. Такой суровый приговор был вынесен ему за активное участие в антисоветском подпольном движении, организованном в Рязани и объединившем радикально мыслящую молодежь. К моменту ареста Олег Михайлович работал следователем прокуратуры Советского района г.Рязани. Жена Рита была студенткой исторического факультета МГУ, дочери Алене не исполнилось и полтора года. Как он пишет в предисловии книги «Горюша моя ясная»: «Чувство любви к ним, родителям, всем, кто мне был дорог, стало для меня истинным спасением в годы заключения. Переписка, редкие свидания не дали угаснуть». Эти страницы биографии, стихи и воспоминания прозвучали в авторском исполнении во время презентации книги «Горюша моя ясная», проходившей в Арсеньевской библиотеке. «Странички писем к Рите сделались для меня своего рода лирическим дневником, исповеданием сердца. Из зоны строгого режима, где я обретался, разрешалось отправлять не более двух писем в месяц, между тем сказать хотелось о многом, поэтому они получались довольно большими». По письмам читатель может проследить, как развивались отношения двух любящих людей, обреченных на долгую разлуку. Он пишет из следственного изолятора: «Рита моя! Вот и теперь, как вчера, наползают в каменную стесненность камеры тоскливые сумерки. Для меня это самое паршивое время… Обычно я валюсь на койку, и, укрывшись с головой фуфайкой, подавленно пережидаю часы тоски… Подобно червяку под подошвой, желаешь лишь одного: скорей бы отпустило! Всякое упоминание о загубленной жизни мучительно». Из следственного изолятора Рите: «Милая моя рязаночка, одно меня мучает: сможешь ли ты все претерпеть и не сломиться?..Нас отправят на зону, скорее всего, в апреле. Стану ждать тебя уже там, в Мордовии». Письма к Рите стали главной ниточкой, которая соединяла его с прошлой жизнью. «Еще раз спасибо тебе за письма. Знай, что так же страстно я целую тебя за сиреневый букет с воли». Много раз просит у любимой прощения: «Ты прости меня, ты прости, что иду к тебе долго и трудно. По мостам разметали настил…» В том же письме убеждает ее: «Поверь,… мы снова будем вышагивать под летним дождем по улочкам, валяться на сене, хрустя яблоками, читать вместе Грина и совсем по Блоку — «слушать в мире ветер». В другом письме: «Ты, грустинка моя, одновременно там — в далекой неведомой Караганде и неизменно со мной – за колючкой. Не будь тебя, жизнь сделалась бы серой и никчемной». Пронзительные строки посвящены матери. «Каждое утро нас доставляли из тюрьмы «воронком» во двор здания суда. В одно такое утро показалось, что мамин голос окликает меня…Повернул голову, неожиданно в трех метрах от себя увидел ее. Она стояла в вязаной душегрейке, с непокрытой головой и, сжав пальцы на груди, не отрываясь, смотрела на меня…». В книге отдельными главами выделена обыденная часть лагерной жизни. «Арестантская одежда» — одна из них. Отбывая наказание, заключенный Сенин старался иметь подобающий внешний вид, «при котором мне было бы не стыдно предстать перед ней…». Человек не опустился не только морально, но и внешне. «По утрам делаю зарядку и обливаюсь. После смены (работаю теперь в швейном цехе) снова обливаюсь. Приспособил для этого дела кусок шланга и прямо в умывальнике, раздевшись до пояса, приступаю к водным процедурам». Есть и описание пребывания в бараке усиленного режима (БУРе), куда несколько раз он попадал за неповиновение. В главе личное свидание он пишет: «На строгом режиме в год полагалось два общих свидания и одно личное. Общие предоставлялись на четыре часа в присутствии надзирателя, что называется – «через стол». Личное свидание в зависимости от поведения заключенного на срок до трех суток. На личные свидания, а их за время моей отсидки было шесть, помимо Риты и Алёны, почти всегда приезжали отец с матерью. Как сейчас вижу страдальческие милые лица моих стариков, слегка испуганные застенчивые глазенки Алены, и она, моя Рита... До сих пор чувствую совестливую укоризну за все, что они претерпели из-за меня». В стихотворении «Свидание» есть строки: «В твоих глазах, потерянных от счастья,/ В славянских льнах разбросанных волос/ Губами жадными я постигал согласье/ Любви и ревности, шипов и роз». Самым мучительным было прощание. «В камере не нахожу себе места от нечеловеческой боли». Свою любимую он просит прислать ему книги, среди которых грамматика по немецкому языку, книги по немецкому языку на бытовые темы. Он с максимальной пользой для самообразования использует свободное время. Много читает. «Уже немало перелопатил из истории религии и православия. Досадую, что не прочитал в свое время «книгу книг» – Библию. Благодаря дедушке кое-что помню из Евангелия». Здесь, в неволе, он приходит к Богу. Ощущает постоянное присутствие Господа в жизни человека, его помощь и поддержку, направление. Заказывает через «Книга-почтой» труды по Древней Руси под редакцией Дмитрия Сергеевича Лихачева, учебники для вузов по истории, иностранную литературу, книги известных религиозных философов. В эти годы открывает для себя многих поэтов-современников. В письмах много глубоко лирических стихотворений, наполненных любовью и тоской по близким и дорогим сердцу людям, философских и жизненных рассуждений. 14 марта 1974 года Олег Михайлович Сенин был помилован. В справке об освобождении говорилось: «…неотбытый срок лишения свободы считать условным с испытательным сроком в течение трех лет, ссылку снять». Политические убеждения Олег Михайлович не поменял: «…со времени отсидки в Дубравлаге я стал убежденным противником политического радикализма, чего держусь по сю пору». Об Олеге Михайловиче и его сподвижниках 12 октября 1989 года в «Комсомольской правде» опубликована статья журналистки Татьяны Корсаковой «Дети оттепели». Затем Ростовская киностудия сняла фильм с участием Олега Сенина. Последний документальный фильм «Прозрение» был отснят и показан по Центральному телевидению в 2002 году. «Прозрение» в день презентации смогли увидеть и арсеньевцы После возвращения из мест лишения свободы с Ритой они прожили два с половиной года. Годы, проведенные в разлуке, изменили их. В случившемся Олег Михайлович винит только себя. Несмотря на разрыв, он и по сегодняшний день поддерживает с Ритой дружеские отношения. Они вместе воспитывали дочь. Свою личную жизнь Олег Сенин связал с другой женщиной, ставшей мудрым другом и помощницей. После выхода из заключения Олег Михайлович окончил Карагандинский горный техникум по специальности техник-строитель. В 1995 году получил высшее богословское образование в университете имени Эндрюса в США. Преподаватель Тульской духовной семинарии и катехизации – миссионер Тульского Епархиального Управления Русской православной Церкви. Книга, написанная в эпистолярном жанре, читается легко, на одном дыхании. Читатели, пришедшие на встречу с писателем, поэтом, депутатом получили от автора в подарок книгу «Горюша моя ясная». Н. НАУМЕНКО

***

От Владимира Ивановича Крылова Дорогой Олег Михайлович, здравствуйте! Вас приветствует рязанский знакомец Крылов Владимир Иванович. Спасибо за книги - подарки в Солженицынский центр. Все прочитал, в том числе и Вашу прозо-поэто-хронику. Восхищён Вашим мужеством, любовью к женщине и жизнестойкостью. Рад буду продолжению нашего знакомства. Вы получили от декана Аллы Геннадиевны программу предстоящей Солженицынская конференции 16-17 декабря 2013 г. в РГУ. Считаю, Вы должны обязательно на ней присутствовать, получив официальное приглашение от оргкомитета, и выступить на ней. Я так понимаю, что тема у Вас уже есть. Если Вы согласны, я попрошу учёных послать Вам официальное приглашение и согласовать Ваш приезд в Рязань. Держите связь со мной и пусть ко мне для обмена информацией заходит Ваша сестра. Я буду во всём вам обоим помогать. Жду ответа. Ваш – ВИК

***

Дорогой мой Олег Михайлович! Только что закончил читать Вашу книгу! В горах Лацио, где я нахожусь уже три дня на Духовных упражнениях, ежегодно предваряющих наши римские штудии, в тишине и надмирном покое Аппенинских вершин, Ваша книга стала для меня источником чистой горной воды, что день и ночь шумит под окном моего временного "духовного" отшельничества! Вы уже, конечно же, заметили, что, находясь под впечатлением Вашего непревзойденного слога, я тоже "рыпаюсь" и пытаюсь изобразить нечто подобное, обрамляя свои убогие и прозаические мысли в золотую канву Вашей словесности. Это и есть то первое, что хотелось бы мне отметить. Язык Ваш настолько богат, прекрасен, я даже сказал бы, ласкающ слух, что невозможно в него не влюбиться. Я знал о Ваших талантах и способностях, но эта книга раскрыла мне поистине глубинные пласты Вашей богатой натуры. Каждый читатель, конечно же, субъективен, но в этом и заключается ценность его взгляда. Для меня Вы открылись здесь не только как одаренный и талантливейший писатель, поэт, публицист... У Вас, дорогой Олег Михайлович, редкий и чрезвычайный талант - ЛЮБИТЬ!!! И уметь выражать свою любовь. Я сто лет, не считая, конечно же, наших классиков, не читал ничего подобного. Казалось бы, вот она тонкая грань, сейчас "коленки и брительки", а потом и еще больше... Ан нет! Вы знаете, как я хотел бы выразить одной лишь фразой это ЯВЛЕНИЕ (именно явление, не побоюсь, новый стиль нашей литературы)? "Целомудренный эротизм". Это не сухая так наз. "духовная любовь", которой сейчас любят потчевать кругом, выдавая бездарные "нафталинно-благочестивые" размышления о любви за ее истинное выражение. И не так наз. "свободная любовь", когда все низменные страсти выдают за любовь. Вы открыли, не побоюсь громких фраз, истинное выражение человеческой любви, во всех ее проявлениях, на всех ее уровнях - и духовном, и душевном, и телесном! Здесь уже не остается места ни так наз. "антропологическому монофизитству", ни сведению всего к проповедуемой ныне "постельной любви". И здесь я не вижу никакого другого источника Вашего вдохновения, кроме Того, к Которому эти пять лет тюрьмы Вас привели. Я бы книгу Вашу каждой супружеской паре давал читать, чтобы они узнали, что такое любовь и как она выражается! Это учебник, Олег Михайлович! И я не льщу Вам, даже если бы мне этого очень хотелось. Искренность всегда слышна и видна. В Вашей книге она просто сочится, не надо искать - вот она, вся наяву, иди и пей! Браво! Браво! Дорогой Друг! Всего невозможно написать, но главное постарался выплеснуть, надеюсь, что получилось это сделать. И еще. Описание родной земли русской оставляет только одно чувство - любить ее без предела! Так мог написать только преданный ей без остатка человек, Вы! Нашел и для себя много созвучий в Вашей душе, особенно, что касается осени: "Жду не дождусь начала осени, для меня это пора - истинный праздник для грустящей души" (стр. 257). Как будто сам это написал, прямо в точку! Обнимаю Вас и лобзаю во Христе, мой дорогой Друг! Сил Вам, крепости и Божьего благословения в Ваших трудах. Поклон всем, кто сделал возможным издание этой книги. Надеюсь, она найдет своего читателя, кто сможет по достоинству ее оценить и принять! Ваш А. Максимов (Римский)

***

Письмо от Натальи Брокопп В.Ляху Дорогой Виктор! На 282 странице книги Олега Сенина на меня "обрушились" слёзы. Представляю, как этот человек, которого мы многие годы знали и уважали (впрочем, сейчас ещё больше уважаю), 7 лет в тюрьме писал эту книгу... Передай ему, пожалуйста, мою глубокую симпатию и зачитай это короткое письмо. А вот, что мне дорого: "Душа как судно вмёрзла в лёд" (О.Сенин) стр.282. книга "Горюша моя ясная"; только те, кто прочли эту книгу, поймут эти строки. А вот ещё пару строк от меня к этой гениальной фразе. "Душа, как судно вмёрзла в лёд", Но всё пройдёт, ведь всё пройдёт... Придёт Весна, растает снег... Не плачьте Рита и Олег!!!

перейти на предыдущую страницу>>>                                                                                                                    перейти на следующую страницу>>>