Всемирный день поэзии

 

Дорогие мои! Сегодня, 21 марта, отмечается Всемирный день поэзии.

Поэзия была и остается для меня сладостной и мучительной попыткой выразить то невыразимое, захлестывающее душу, что составляет восторг и муку бытия. Стихи обычно выдают с головой все затаенное, сугубо интим­ное, добытое сокровенным трудом ума и сердца. Истинная поэзия всегда изумляет безоглядной искренностью, готовностью на самую откровенную исповедь. Благодаря этому она собирает вокруг себя всех тех, как бы мало их не было, в ком житейская заземленность не вытеснила способности к детскому удивлению и трепетный отклик на все, отмеченное красотой и страданием. К ним я и обращаю свое слово о хрустально-хрупкой жизни нашей, о возносящей вере в Бога, о тихой радости при взгляде на красоту земную.

 

Сказать по правде, я никогда не считал себя поэтом. Стихи являлись спорадически. Обыкновенно их предваряла потрясенность души каким-либо событием, либо внезапно нахлынувшего лиризма переживаний. Загадочная ритмика поэтической строки меня будто в омут повергала, открывая миры неведомые. Однако признаюсь, в стихии поэзии я не чувствовал себя свободно и уподоблялся галерному рабу, накрепко прикованному к тяжелому веслу. Плетение словес в прозе ощущалось не меньше кабалы, но здесь я мог взмахнуть крылами, воспарить, проникнуться пряностью земли и духом неба.

Всем тем, кто творческим действом, либо откликом на него, сопричастен поэтической строке, адресую главку из своего сборника стихопрозы «Оплакивая и утешаясь» (2005 г.)

 

 

                                                Исповедь ума и сердца

 Год тому назад вдруг стали отказывать голосовые связки. Как-то пытался лечить их, но ничего не помогало, — даже после нескольких минут разговора ощущалось голосовое утомление. Когда обратился к врачу, то услышал жутковатое: "У Вас на правой голосовой связке опухоль, будем надеяться, что доброкачественная. К сожалению, фиброма лечению не поддается, советую Вам оперироваться и не затягивать с этим делом..."

С той минуты, поразившей непреходящим испугом, начался какой-то совсем иной отсчет времени. То неизбежное для каждого, но кажущееся нереальным из-за своей отдаленности, теперь вдруг объявилось устрашающе-неотвратимым убыванием моей жизни на этом белом свете. И вместе с ознобным ощущением школярской неготовности умереть, из распахнутого мною окна больничного коридора разгоряченное лицо обдавала запахом ночи и снега многократно умноженная щемящая радость бытия. 

 

             ***
Обрывается линия жизни -
Той единственной, богоданной,
Тихий глас возвещая от ризни
Оглушает известием нежданным.

И становится даром сакральным
В цепенеющем, гибельном крене
Недопитая в чаше хрустальной
Слезно-сладкая влага мгновений.

За окном – февраля бушеванье,
В ореоле жемчужных метелей
Восхитительным очарованьем
Поднимает со смертной постели.

Но часы уготованных сроков
Бьют загадочно и вразнобой;
И невыученным уроком
Предваряется вечный покой.

 

                          Из книги Олега Сенин «Оплакивая и утешаясь» - Тула, 2005 г.

 

Всех, кто захочет познакомиться с моими «виршами», не дрогнувшей рукой, великодушно отсылаю к полузабытой стихотворной копилке. Кажется, в ней можно еще кое-что отыскать. Ну, удачи вам, други мои!   

Олег Сенин. СТИХИ.РУ >>>