14 января. Святки   

Поутру, вместе с запоздалым морозцем и лебяжьим снежком меня на электронной почте ожидал отзыв на "Горюшу" давней моей знакомой из Караганды. В этом городе я прожил шесть лет после лагерной отсидки. С ним связаны утраты и обретение сердца, переломные события жизни, появление новых друзей. Среди них - человек схожего, точнее сказать, родственного жизненного восприятия - Таисия Тимофеевна Савченко. С 1975 года и доныне токи неослабного общения поддерживают нашу дружбу.

Таисия Тимофеевна - доктор филологии, преподаватель, прилежная прихожанка, супруга и участливая мама для единственной дочери Юлии...

Призываю вас приложиться душой к прочувственным строкам ее отзыва на книгу "Горюша моя ясная".

 

 

Спасение в любви и вере.  / О книге Сенина  О. Горюша моя ясная… Проза, стихи.  – Тула ООО «Имидж Принт», 2013. – 384 с.

 

Сегодня не пишут романов о  чистой и возвышенной любви. А если пишут и говорят о том, что с этой областью человеческого чувствования связано, то это общение на тему секса. Сегодня любовью занимаются. Это интимная сторона отношения  мужчины и женщины. Но о ней  не принято было говорить. Даже иносказательно. О ней стыдливо молчали. Сегодня о сексе кричат. В интернете размещено свыше 40 млн. ответов на запрос «секс».

Книга Олега Сенина «Горюша моя ясная…» это книга о любви. О такой любви писал апостол Павел: «... Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится...".

Это роман, построенный из писем, которые писал автор-герой из лагеря для политических осужденных. Читатель не знает ответных писем, лишь порой  герой цитирует их. Удивителен сам герой-автор. Оказавшись в экстраординарных жизненных условиях, он полон оптимизма, высокого состояния духа. Вообще сюжет книги укладывается в   романтический: необычный герой – борец против власти, участник подпольного кружка -  оказывается в необычных условиях – политический заключенный. Его любовь такой силы и напряженности, что вряд ли какая земная женщина способна соответствовать этой высокой мере чувства. Такой романтический сюжет по литературным законам необходимо должен разрешиться драматически. Но драма любви за пределами романа. Некие посылы проникают в текст. Однако сам роман о любви нескончаемой, вечной – таким чувством живет герой романа и стоящий за ним автор. Олег, Алька – натура недюжинная, все силы которой  реализуются в душевном парении и порыве.   В силе чувства, его тонкости и многообразии, в его нескончаемости  проявляется  мощь этого образа. Ему мало той любви, которой наградил его Господь. В письмах предстает напряженная интеллектуальная жизнь поколения шестидесятников. Письма к любимой нередко включают аннотации читаемых научных монографий, разнообразных периодических журналов, лаконичные рецензии, ироничную полемику. Так письма становятся и просвещением и отчетом о жизни в неволе. Сегодняшнему мало читающему  современнику трудно понять, как  и когда прочитывались горы книг, журналов. И не только прочитывались, но осваивались, обдумывались, и многое  запоминалось наизусть. Ему нужны неисчислимые книжные и журнальные собрания, сотни писательских судеб и тысячи страниц стихов и прозы, чтобы их осваивать, осмысливать, запоминать и из них создавать свою антологию литературы. Но и этого мало. Потому  осваивается история, философия, изучаются языки. Письма о любви включают много из жизни. Мир этого зэка безграничен, а слово его так филигранно отточено, что возникает ощущение благости той жизни, в которой пребывает герой. Дух его свободен, и он дышит, где хочет. Книга Олега Сенина  несет в себе глубокий поучительный смысл. В условиях жестокой несвободы человек не будет сломлен, если он внутренне свободен. Герой книги не злобствует, не ищет виновных в своей доле, не  погружается в самооправдание. Он достойно несет свой крест. Любовь все покрывает. И свой спасительный елей проливает вера. Сам автор объясняет перемены в своей жизни: «меня серьезным образом повернуло к вере. Богоискательство проходит отнюдь не безболезненно, но внутренне чувствую – это мой путь» (с.135). Такой поворот в жизни тревожит и смущает любимую Риту. Но промыслительный поворот произошел: «Поверь и пойми, моя религиозность, пока не понятная тебе, привносит в мою каторжную жизнь светлые настроения…» (с.143-144).

Всякий русский роман о любви никогда не был только любовным романом. В традициях русской литературы любовный роман оказывается в то же время и историческим, и социальным, и семейно-бытовым романом. Произведение Олега Сенина встроено в эту традицию. В нем  с любовью представлена полнота жизни русской провинции с теплым семейным укладом, неброскими, но трогательными и тонко прописанными русскими пейзажами. В то же время  в повествовании  предстает и общественная сторона жизни. Однако необычной  в «Горюше моей ясной…» оказывается атмосфера лагерной жизни. Пожалуй, это первое произведение, в котором в  лагерной  жизни отсутствуют унижения, издевательства, жестокость. В Предисловии автор сообщает: «Письма из зоны проходили обязательную цензуру. Поэтому в них  почти отсутствовали какие-либо сведения о лагерной обстановке  и людях, меня окружавших» (с. 4-5). В работе над книгой автором  были созданы главки, которые дают «представление о повседневной стороне жизни в местах» заключения. Но и эти небольшие главки существенно не меняют общей атмосферы уединенного света и его благодати. Так, повествование о «Малой зоне» включает в себя обстоятельное описание внутреннего  устройства барака и его некоторых жильцов: «внутренний облик барака напоминал старорусский постоялый двор, только без полатей. Такое сходство непроизвольно  /…./ умягчало душу» (с.254). Поистине, «мир таков, каким  мы хотим его видеть», - цитирует старое изречение автор. «И правда: если на душе слякоть, то никакие райские яблочки настроения не поправят» (с.249). Или вот еще: «Передвижение строем, охрана – было делом привычным: они не могли помешать арестантской душе моей видеть и радоваться всему, что открывалось взору. Крашеный штакетник палисадников, за ним – обилие золотых шаров, чуть ли не до половины закрывавших окна с тюлевыми занавесками. И такие же, как на моей родной улице, спокойные, строгие гусыни, с подросшими гусятами ….».

В книге немало выразительных и запоминающихся портретов, в частности, Олега Фролова, Эдика Хамяйляйнена, Теодора Рейнгольда и других. 

Последние  страницы  книги заключает грустный и просветляющий аккорд во славу жизни, которую вне веры и без веры прожить нельзя. Не случайно «Возвращение домой»  завершается выстраданным «Слава тебе, Господи, за все!..».

 Т.Т. Савченко, г. Караганда