Посещение Екатеринбурга

По приглашению митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла мне посчастливилось в прошедшие выходные побывать на Урале. С Владыкой меня связывает многолетнее и благословенное соработничество как в Тульской, так и в Ярославской епархии. Ему я обязан обретением опыта миссионерской, просветительской работы и окрыляющим чувством духовной общности.

В путь я отправился с моим верным другом Валерием Губернаторовым. По выходу из самолета нас встретил крепкий морозец и молоденький священник Иоанн Никулин – преподаватель семинарии. Его забота и внимание сопровождали нас во все время визита.

Ранним воскресным утром мы втроем отправились в храм святых апп. Петра и Павла в г. Первоуральске на границе Европы у рубежного камня.

Храм в Первоуральске, красивый и вместительный, был выстроен не так давно. В нем нас встретил радушный настоятель отец Константин, который помимо паствы воспитывает шестерых детей.

9 февраля православная церковь чтит память новомучеников и исповедников российских. В своей проповеди на божественной литургии я говорил о страшных годах, которые сопровождались гонениями на церковь от безбожной власти, о тысячах и тысячах известных и безымянных жертв безжалостных кровавых репрессий.

По окончании службы за братским чаепитием отвечал на вопросы прихожан. Радовало, что в людях жив интерес к вопросам веры и спасения. Вечером того же дня меня ожидало живое, содержательное общение со студентами семинарии.

Наутро следующего дня мы ступали по хрусткому снежку монастыря святых Царственных страстотерпцев в Ганиной Яме. Предыстория возведения на этом месте святой обители такова...

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года семья отрекшегося российского императора Николая II и несколько человек прислуги были расстреляны в Екатеринбурге во исполнение постановления исполкома Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.

Летом 1979 года группа А. Н. Авдонина и Г. Т. Рябова, используя старые карты, информацию из книг, архивные материалы и воспоминания, обнаружила под Свердловском в районе бывшей будки железнодорожного переезда 184 км в Поросёнковом логу захоронение 9 человек, которое, как установлено, является захоронением Николая II, Александры Фёдоровны, их дочерей Ольги, Татьяны и Анастасии, а также лиц царской свиты, расстрелянных 17 июля 1918 года. Найденные останки, однако, закопали обратно.

В 1991 году в связи с заявлением А. Н. Авдонина о том, что ему известно место захоронения царской семьи, прокуратурой Свердловской области были проведены раскопки на том же самом месте. Были проведены работы по идентификации, которые подтвердили принадлежность останков семье Николая II и лицам его окружения. Останки царевича Алексея и княжны Марии найдены не были.

В июне 2007 года было принято решение возобновить поиски на Старой Коптяковской дороге с целью обнаружить предполагаемое место второго захоронения останков членов императорской семьи.

Андрей Григорьев, заместитель генерального директора Научно-производственного Центра по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области: «От уральского краеведа В. В. Шитова я узнал о том, что в архиве хранятся документы, в которых рассказывается о пребывании царской семьи в Екатеринбурге и её последующем убийстве, а также о попытке сокрытия их останков. До конца 2006 года начать поисковые работы мы не смогли. 29 июля 2007 года в результате поисков мы наткнулись на находки».

Недалеко от вскрытого в 1991 году места захоронения царской семьи были обнаружены фрагментированные кости, металлические изделия (гвозди, уголки от деревянных ящиков), пули, фрагменты керамики. Согласно предварительному анализу, кости — человеческие и принадлежат двум молодым индивидуумам. Фрагменты керамики идентичны найденным в первом захоронении, и, вероятно, являются обломками керамических сосудов с серной кислотой. Железные уголки и гвозди, вероятно, скрепляли деревянные ящики для этих сосудов.

17 августа 2007 года фрагменты останков были переданы в Бюро судебно-медицинской экспертизы. 21 августа 2007 года Генеральная прокуратура России возобновила расследование по уголовному делу № 18/12366693, которое ранее было возбуждено в связи с обнаружением захоронения на Старой Коптяковской дороге. На предполагаемых останках детей Николая II были обнаружены следы разрубания. Об этом сообщил начальник отдела археологии научно-производственного центра по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области Сергей Погорелов. «Следы того, что тела были разрублены, найдены на плечевой кости, принадлежащей мужчине, и на фрагменте черепа, идентифицированного как женский. Кроме того, на черепе мужчины обнаружено полностью сохранившееся овальное отверстие, возможно, это след от пули», — пояснил Сергей Погорелов.

В 2008 году генетический анализ, проведённый экспертами в США, подтвердил, что обнаруженные в 2007 году под Екатеринбургом останки принадлежат детям Николая II.

В 1981 году были причислены к лику мучеников Русской Православной Церковью Заграницей, а в 2000 году, после продолжительных споров, вызвавших значительный резонанс в России, были канонизированы Русской Православной Церковью, и в настоящий момент почитаются ею как «Царственные страстотерпцы».

 

На этом памятном, страшном и святом месте, стоя у изваяния царевича Алексия и великих княжен, я прочел моим сопутникам свое стихотворение, написанное два десятилетия назад и посвященное самой юной из них - Анастасии.

 

ВЕЛИКОЙ КНЯЖНЕ

     Опять мой флюгер повернул на север,

     Где Ладога синеется в лесах,

     И ленинградских улиц серый веер

     Скрывает прошлого дела и словеса.

 

          Знамен суворовских обтрепанные канты,

          Салонов утопический бальзам

          Соседствуют там с тоненькой инфантой,

          Чей детский лик стоит в моих глазах.

    

Ее с утра рисуют гобелены

То грустной, то восторженно-парящей,

Вот на ночь молится она, склонив колено.

Вот слышен смех ее в весенней чаще.

 

          Перед дворцом - Невы свинцовой воды,

          По залам - изразцовый жар голландок,

          За Петропавловкой - кровавые разводы

          И гул глухой проснувшегося ада.

 

     Княжна, шалунья, мотылек дворцовый,

     Не замирай, не прерывай круженья,

     Резвись, печалься, куксись, пританцовывай

     И избежи холопьего глумленья!

 

          Но всем Васильостровским линиям

          Не зачеркнуть той жуткой были.

          Ты пребываешь самой дивной лилией,

          Что по Фонтанке жертвенно проплыли.

 

В паломническом центре, что расположен близ монастыря, мы встретилиь с отцом Алексеем Кульбергом, знакомым мне еще с Ярославля. Он переехал вслед за Владыкой Кириллом на Урал и возглавляет на новом месте епархиальный отдел по образованию и катехизации. Человек он удивительно самоотверженный, душевно тонкий и удивительный. В этот день он собрал ведущих катехизаторов епархии, с которыми и мне привелось хоть кратко, но плодотворно пообщаться.

В продолжение дня мне удалось записать 3 передачи на телеканале "Союз", православном радио "Воскресение" и выступить на 4-ом региональном канале. Одна из тем была особенно дорога мне, так как в этот день совершалось поминовение Александра Сергеевича Пушкина.

                                                  

На исходе дня мы отправились на патриаршее подворье, где предполагалась моя встреча с молодежью. Оно  выстроено в непосредственной близости с Храмом-на-Крови, который своим обличием, архитектоникой и молитвенной памятью свидетельствует о крови невинных жертв безбожной власти.

Из справки: "Полное название: Храм-Памятник на Крови́ во и́мя Всех святы́х, в земле́ Росси́йской просия́вших. Один из крупнейших православных храмов России. Храм был построен в 2000—2003 гг. рядом с местом, где в ночь с 16 июля на 17 июля 1918 года был расстрелян последний российский император Николай II и его семья. Освящение храма состоялось 16 июля 2003 года". 

Сами собой вспомнились и зазвучали строки давнего лагерного стихотворения:

 

7 ноября - поминки по России...

На прошлое страны печальный строгий взгляд

Не прокляну за то, что колокол сносили.

Не закричу о том, что кануло назад.

 

Еще лежит в снегах измученное поле,

Кружится воронье и каркает беду...

Благословляю час, загаданный неволе,

И сладок будет день, когда домой приду.

 

Все надо пережить, - мы это заслужили!

И пусть в крови душа, она еще жива,

И меч еще в земле, мужик еще двужилен,

И солоны на вкус Евангелия слова.

К сожалению, не удалось сделать снимков во время общения с молодежью. Но, кажется, они внутренне озарились моим эмоционально-пристрастным рассказом о горестном содержании моей книги "Горюша моя ясная". Сам за себя уже говорит ее подзаголовок "Любовь и вера из-за решетки".

В завершении отвечал на вопросы, выслушивал реплики и признания. Приятно было подарть некоторым из собравшихся записанный мною диск «Небесные блики. Вера в жизни и стихах русских поэтов. От Ломоносова до Ахматовой». Судя по тому, как все они слушали мой поэтический цикл о любви и разлуке, надежде и верности думается, что строки выдающихся мастеров слова запечатлеются в их сердце.

 

Заточенье

По рукам и ногам кандалы неподъемные,

Стены силятся вспомнить закатные блики.

Твои губы в улыбке, до любви неуемные,

Сиротеющей ночью заходятся в крике.

 

А снаружи, к стенам, распокрытая осень,

Обласкавши подножья родных мне осин,

Паутину земли святорусской приносит

И заплаканных глаз твоих кроткую синь.

 

Тихих улочек наших расписные покои

До зазимков роднит листопадная гладь.

Но все золото их той улыбки не стоит,

Что в венчальный октябрь мое сердце зажгла.

 

Встань зажженной свечой над темничною мглой

Замоли, отведи, все небесные кары…

Все прошито разлуки железной иглой,

И мне целую вечность стонать и пластаться на нарах.

 Воздаянием за труды целого дня стал ужин в трапезной подворья.

11 февраля Собор Екатеринбургских святых и новомучеников. Мы присутствовали в кафедральном соборе. Божественную Литургию совершал митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл в сослужении епископа Каменского и Алапаевского Мефодия и епархиального духовенства. В завершении службы Владыка Кирилл в проникновенной проповеди с горечью говорил о том, что перед войной в этом единственном на весь город храме поочередно совершались службы "тихоновцами" (православными), обновленцами и клириками григорианской церкви. Он вспомнил, что сам он уже после войны, будучи мальчиком, в таком же храме в родном городе Перми, донельзя переполненном молящимися, отстаивал службу, часто не имея возможности свободно перекреститься. 

Собрание епархиального духовенства, где мне немощному довелось выступить, прошло в атмосфере заинтересованности и живого отклика на выступления митрополита Кирилла, епископа Мефодия и приглашенных гостей.

Благодарю Господа Бога за духовно насыщенные дни, проведенные в Екатеринбуогской епархии. Грустно было расставаться с Владыкой Кириллом и моими новыми друзьями из духовенства и мирян.