Сочельник в дедушкиной избушке

Из детства помню, что мои родители, как то было тогда принято, верой своей явным образом не обнаруживали. Зато дедушка, Павел Федорович, слыл за человека истово верующего. Они с бабушкой жили в лесу недалеко от деревни близ пасеки. Мальчишкой я там дневал и ночевал. Притягивала их доброта и красота природы.

Под Новый год елки они не наряжали. А перед Рождеством неизменно постились. Помню, бабушка шепотом на ушко наказала мне, что в сочельник надо поговеть до первой звезды, чтобы радости было больше. Весь тот день я изо всех сил крепился, глотал слюни, но не садился с родителями за стол, решившись дождаться светлой рождественской звезды. Уже смеркалось, когда я припустил по тропке через овраг к домику старичков. Там в уютном тепле светились сразу три лампадки, а на столе меня ожидало медово-сладкое сочиво. Еще загодя я выучил праздничный тропарь и перед трапезой с волнением читал его, радуясь умиленному взгляду бабушки.

За стенами избушки заснеженный лес, высокое звездное небо, корова Лысенка в хлеву, куры на нашесте – все ожидало Рождения Господа…

 

Праздник детства

Рождество.

За окном темно-сине.

Красит стекла мороз неспроста...

Мать довольна,

средь снега и стыни

Мы сбираемся славить Христа.

 

Невеликое в сущности дело,

Но душа от восторга дрожит...

Снег лежит удивительно белый,

Удивительно добрый лежит.

 

Меж сугробов,

по хрумкой дорожке,

Держим путь спотыкливой гурьбой

В старых валенках,

зябкой одежке,

С Вифлеемской на древке звездой.

 

И с клубами морозного ада,

Возвещая Христа Рождество,

Валят в избу советские чада,

Славя светлое имя Его.

 

С Октября год идет тридцать пятый,

Но от веры народ не отвык,

Пусть мы в школе, как все, – октябрята,

Но с утра – пастухи и волхвы.

 

Кто-то скажет: «Ну что за нелепость!

Сочинений сегодняшних бред,

Если даже декретом Совдепа

Было сказано: «Господа нет!»

 

Только все ж не пропало наследство,

Наши матери Веру спасли,

Мы ее из далекого детства

Завещаньем любви пронесли...

 

...На березах морозные бусы,

Блеск звезды под разливом зари,

Но о чуде младенца Иисуса

Знать не знают земные цари.

 

Резкий холод слезу вышибает,

На сужденья еще не мастак,

Я бегу и в ладони сжимаю

Божьей Славы серпастый пятак.

В.И. Жильцов