Снова я в милой старушке Рязани...

 

Вчера, 16-го февраля я, аки на крыльях, не поехал, а полетел в дорогой моему сердцу город. Предстояла встреча с моей сестрицей Галиной (мы с ней погодки) и Наташей Нефедовой, с которой прошло наше детство. Чтобы огород не городить, прилагаю обращение, из которого всё будет ясно и понятно.

 

Начальнику управления образования

МО Шацкий район

В.С. Материкину

 

Уважаемый Василий Степанович!

 

К вам обращаются ваши земляки, уроженцы посёлка Лесная Поляна, Олег Михайлович Сенин и Наталия Ивановна Нефедова. Имея побуждение посильно и доброхотно содействовать духовно-нравственному образованию и воспитанию учащихся г. Шацка и района, передаем для школьных библиотек книги соответствующего содержания. Надеемся, что они станут учебным подспорьем для преподавателей и учеников по предмету ОПК. Просим Вас передать комплекты книг в каждую школу. В каждый комплект входит 10 наименований, общее количество комплектов 23.

 

С надеждой на дальнейшее сотрудничество,

Ваши земляки О.М. Сенин и Н.И. Нефедова.

 

 

 

Дорогие педагоги и учащиеся!

 

   Вас приветствует Олег Михайлович Сенин и Наталия Ивановна Нефёдова. Мы оба родились в Лесной Поляне и учились в местной школе. Годы детства и учебы для нас, как и для всякого человека, незабвенны и дороги. Хотя мы и расстались со своей малой Родиной, но душой по-прежнему тянемся к родным осинам. Слава Богу, что мы оба чего-то достигли в жизни.

    Наталия Ивановна занимается предпринимательской деятельностью, а я являюсь депутатом Тульской областной Думы и, будучи магистром богословия, преподаю в православной семинарии. В наши дни немало делается для духовно-нравственного образования и воспитания детей и молодежи. Вероятно, и в вашей школе есть предмет «Основы православной культуры» (ОПК). Как люди верующие, мы с Натальей вознамерились передать в каждую школу Шацкого района литературу, которая может быть использована в преподавании ОПК. Надеемся, что эти книги станут учебным подспорьем для преподавателей и учеников.

   Кроме того, в комплекте вы найдете и мои книги: «Горюша моя ясная. Любовь и вера из-за решетки» и «Небесные блики. Вера в жизни и стихах русских поэтов от Ломоносова до Ахматовой». «Небесные блики» записаны мной на диск, который также прилагается. Книжный подарок мы постарались приурочить ко Дню православной книги, который ежегодно проводится в середине марта.

    Желаем всем вам здравия, светлых надежд и приобщения к духоносным ценностям нашего Отечества!

 

С любовью, ваши земляки Н.И. Нефёдова и О.М. Сенин.

 

Церковь Спаса на Яру в г. Рязани

В гостях у Натальи.

Она принимала нас с сестрой уже не в первый раз, но как всегда радушно. Вспоминали детство, говорили о теперешнем житье-бытье. Два часа пролетели как одна минута.

Как и было мной задумано, после встречи с Наташей вместе с сестрой решил посетить памятные места моей юности, первой непреходящей моей любви к "Горюше моей ясной". На 33 стр. книги помещено стихотворение "Так хочется от злой беды..."

 

Так хочется от злой беды

От маяты в сознании воспаленном

Туда, где в старые следы

Упали листья кленов.

Где в переулках шепчешь ты

Сосулек тихим звоном.

Там на изморозь карнизов,

Как февральский синий наст,

Искрится печально снизу

Полнолунье твоих глаз.

 

 

 

Во дворе педуниверситета постоял на высоком крыльце бокового подъезда, благоговейно грея пальцами чугунное литье парапета... Затем, шагая по рыхлому снегу, подошел к заветному дубу, сколько-то постоял, обнимая его, и оторвал на память кусочек коры.

 

Отрывок из книги "Горюша моя ясная. Любовь и вера из-за решетки", главка "Арест".

"Выхожу из прокуратуры и, не отдавая себе отчета, привычно иду к улице Ленина. Пасмурный августовский денек: прохладно, тихо, грустно - моя любимая погода. Дохожу до перекрестка и поворачиваю в сторону центра. Медленно, весь уйдя в себя, бреду вдоль чугунной ограды городского парка, мимо памятника Павлову до улицы Свободы. Знакомый, дорогой мне уголок города!.. Слева наш с Ритой старый сквер с памятным пнем и скамьей возле него; направо, если идти вниз по улице, здание пединститута. В его дворике сейчас царственно высится огромный дуб. Четыре года назад, без ума влюбленный, я швырял в него снежки из первого октябрьского снега, а она стояла за парапетом высокого крыльца флигеля и звала меня обратно, в тепло читального зала, где на одном из столиков нас дожидались книжки и конспекты".

 

Моя Рита. На обратной стороне карточки, ее рукой начертаны три слова, смысл которых понятен лишь нам двоим:

"Всё остается по-прежнему".

Доча моя Алена

Родилась она весной 1968 гда в роддоме на ул. Полонского. Оказалось, что он давно закрыт, но душа-то моя доныне открыта до всех, даже самых алых подробностей того дня - 22 апреля. Вот как я излил свое ликование по поводу ее появления на свет в письме, отправленном с Саратовского главпочтамта.

Отрывок из "Горюши...", стр. 172:

"...22 апреля шестьдесят восьмого года… Равно дорогая нам дата. После лекций по обыкновению оправился на Саратовский почтамт, надеясь получить весточку от тебя. И правда, мне вручили, но не письмо, а телеграмму от бабушки Елены Ивановны. С восторженностью старой интеллигентки, зная о нашем с тобой пристрастии к Грину и его «Алым парусам», она отбила бесподобный текст: «Дорогой Олег, Риточка родила тебе дочь Ассоль, мы все поздравляем тебя». В первые секунды перед глазами только буквы с наклеенных полосок телеграммы. Известие, которое они содержали, дошло до меня не сразу. Читаю еще и еще раз: «Риточка родила тебе дочь…» В голове невообразимая мешанина мыслей и чувств: «Почему в апреле? Ожидалось, что это случится в конце мая… Выходит, у меня теперь есть дочь… Дочь – это же девочка... А я шутливо и всерьез просил Риту, чтобы она родила непременно сына… Если девочка, значит она крошечная и красивенькая, как куколка... Когда подрастет, стану играться с ней и подбрасывать ее, хохотушку, над головой. С этого дня я уже не сам по себе, а отец моей доченьки, только что появившейся на свет… Вчера еще ее не было, а сейчас где-то в роддоме она, завернутая в пеленки, посапывает носиком, открывает глазки, плачет. Какая же она маленькая и теплая!.. Подумать только, в этот день родилась и навсегда со мной пребудет моя кровинка, малая частица меня…».

С  телеграммой в руке я стоял у овального окна в зале почтамта, застигнутый событием, которое высветило в моей душе нечто особенное, не переживаемое никогда прежде. Боже мой, отныне нас трое: моя большеглазая тихоня подарила мне изумительную девочку, которую я стану любить ничуть не меньше ее счастливой мамы. Тут же, на вырванном тетрадном листе я…не написал, нет! – начертал сбивчивые признания захлестнувшей меня любви к вам. Хотелось радостно прокричать моей далекой, что с этого дня сокрытая в тебе новая жизнь, мягкие толчки которой я ощущал под своей ладонью, станет богоданным продолжением нашего рода…Сколько помню, восклицательных знаков и многоточий в письме было больше, чем слов. Но самое поразительное: оно не дошло до тебя... Сказать по правде, во всю жизнь я не написал тебе ничего похожего. В те минуты, казалось, само небо сошло на землю и изукрасило её первыми весенними цветами. Предвидя, как растрогают тебя мои восторженные словословия, машинально вложил в конверт сложенный листок, заклеил и опустил в почтовый ящик. Однако ты не прочла этого письма: вне себя от радости, я забыл написать на конверте адрес… "

 

Доченьке моей из тюремной камеры. 

Знаю, сосны есть где-то

И церквушки в снегу,

Голубые кометы

Темный лес стерегут.

 

Утомившись игрою

Звуков дня-шалуна,

Распрягла свою тройку

У берез тишина.

 

Ни качанья, ни вздоха,

Ни дрожанья ресниц,

Звездно дремлет эпоха

Над стенами звонниц.

 

Напоследок сердце мое привело меня к подъезду нашей пятиэтажки. 8 августа 1969 года дверь квартиры на 1 этаже закрылась за мной навсегда. Раза два-три после отсидки я наведывался туда, но только в этот раз мне посчастливилось переступить порог и, как у стены плача, постоять две-три минуты в прихожей. 

"Горюша...", из письма от 28 сентября 1972 г.:

"...С тюрьмы привычка осталась: сделается иной раз тошно, ни на что смотреть не охота. Тогда ложусь на койку калачиком, укрываюсь с головой ватником и, Господи Боже, где я только в мыслях не побываю! То представлю свое нежданно-негаданное возвращение из зоны в нашу Рязань – как бы я улыбался в окно восьмого троллейбуса каждой липке вдоль Московского шоссе. Вот знакомый мост на Приокский. Единственный из пассажиров, я счастливо обомру, когда троллейбус медленно вползет на его пологий скат. Мне бы выйти у молодого парка, а оттуда не пойти, а побежать мимо парикмахерской, пятиэтажек из светлого силикатного кирпича к нашему дому через тополиный дворик".

"Горюша...", из письма от 1 декабря 1969 г.:

"...А год назад, возвращаясь с сессии, сошел с электрички на платформе в Мервино. Почти две недели не видел тебя, Алену, страшно соскучился. Не верилось, что я наконец-то вернулся, и ты, милюся моя белокожая, уже совсем рядышком. Нетерпеливым шагом спешу к знакомой светло-серой четырехэтажке, к двери квартиры номер 17 на первом этаже… Как и загадал, открываешь мне ты. Переступаю порог, и мгновение мы смотрим друг на друга, молча, неотрывно. Родную и теплую притягиваю за плечи, чувствуя под тонким свитером всю тебя. Целуя, слышу твой облегченный шепот: «Алька, тебя заждалась, - наконец то…»