Преподобный Сергий Радонежский и его дело

 

Преподобный Сергий Радонежский своей жизнью показал, что именно вера является стержнем личности. Благодаря вере совершалось формирование национального характера с его жизнестойкостью и наклонностью к делам любви и  добра. Это позволило горстке иноков трудом своих рук и молитвой основать в глухих лесных дебрях монастырскую обитель. Постепенно вокруг нее начали селиться крестьяне, ремесленники, простой люд.

Таким образом, вокруг храма Святой Троицы и монашеских келий возник и расширился посад. Ранее пустынное место сделалось обителью духовного делания и земных трудов. В созидании духа и державы нуждалась Русь, разоренная татарами.

Преподобный Сергий стал непосредственным участником объединения разрозненных княжеств вокруг Москвы. Он благословил на грозную сечу князя Димитрия Донского и богатырей-иноков Пересвета с Осляби.  Победоносная Куликовская битва ослабила иго и способствовала упрочению Московской Руси.

Ученики Преподобного основали многочисленные монастыри по лону земли. Труд церкви стал плодотворной основой духовности, культуры, народного уклада и государственных устоев.

В наши дни после десятилетий воинствующего атеизма Православная Церковь заняла достойное место в общенациональном деле патриотического, духовно-нравственного просвещения и воспитания молодежи на традиционных ценностях.

В конце октября Святейший Патриарх Кирилл на Всемирном Народном Соборе заявил: «Если мы говорим о патриотизме, если мы говорим о государственном подходе, … мы говорим о воспитании фундаментальных ценностей в жизни народа. …И если они сохранятся, то будет жива Россия, всегда будет сохраняться духовная сила нашего человека…»

 

***

Не мнишь ли ты, что эгоизм и страх

Пустынников в трущобу уводили?

Кто б ни был прав, но в ангельских мирах

Дивятся лучшие их неприметной силе.

Нет, не забыл я страшные века,

Гнетущий пласт нужды, законов, быта,

Куда людская жгучая тоска

Была судьбой, как семя в прах, зарыта.

Когда от битв дымился каждый дол,

Когда бедой грозились злые дали,

Одни лишь схимники свой наивысший долг

Своею жизнью молча утверждали.

Хмель естества дотла испепелив,

Приняв в народе имя страстотерпцев,

Страданье твари - птиц, людей и нив

Они впитали целокупным сердцем.

Ушкуйник, смерд, боярин и купец

Их, как владык таинственных, просили

Внести за них сокровище в ларец -

В незримый Кремль, в небесный Град России.

За грех царей, за буйства пьяных сел,

За кривду войн, за распри, за разруху,

Они за нас - за всех, за вся, за всё -

Несли страду и горький подвиг духа. -

В наш поздний век - кто смеет на Руси

Измерить мощь молитвы их смиренной,

Кто изъяснит, чья помощь в небеси

Её хранит над самою геенной?

Нет боле чуда? - Ложь! - Есть чудеса,

Я каждый миг их отголоскам внемлю,

Есть внутренний затвор, скиты, леса,

Есть тайные предстатели за землю.

Пусть многогранней стала вера их

И больше струй вмещает гибкий догмат,

Но древний дух всё так же твёрд и тих,

Необорим и грузом бед не согнут.

Д.Л. Андреев