Из цикла "Девяностые"

   ***

Неведомое манит и томит,

Прошедшее печалью умиляет

И только в настоящем не стихает

Немолчный гул вселенских битв.

 

Разглядывая купол с позолотой,

Припоминая тайные грехи,

Становятся задумчиво тихи

Вчерашние рубаки-донкихоты.

 

Их усмиряют тесные оглобли, -

Морщин, мигрени, несваренья,

Блудливые на сторону хожденья

И праздный трёп под пиво с воблой.

 

Устав от суеты пустопорожней,

Осознавая помыслов никчёмность,

Глядят на жизнь уныло-обреченно

На встречу Боженьке ступая осторожно.

 

 

    ***

И опять отдает живодёрней

Полоумных годин маята…

Снова делят одежды Христа

Горлохваты и  жадная дворня.

 

У святыни  глазницы пустые…

Палачи нарядились в рубахи

И проворно приладили к плахе

Сиротинку немую, чье имя – Россия.

 

Над Державой, сведенной к остаткам

Незатоптанных русских полян,

Взгромоздили срамной балаган,

Чтоб угасли в сердцах состраданья  лампадки.