Цикл "Всюду и вечно, любовь!..."


***
Моей девочки томный голос,
Чуть обиженный, милый-милый…
Как внезапно все то раскололось,
Что хрустально и нежно светилось
В каждом дне этих дивных два года,
Когда в холод, теплынь, непогоду
Сердце тихой радостью билось…



***
Перед Троицей вешним праздником
В нашем садике возле баньки,
Ты манила меня сладким пряником
Милоликого обаянья.

И ломая с березы веточки,
Говорил я веселые глупости
Моей ласковой малолеточке
Про ее дорогие округлости.

Если б знать мне тогда, счастливому,
Как беда подойдет, не спросится,
И столкнет в пустоту тоскливую
Неприкаянного одиночества.

Но остались подсохшие веточки,
У иконок в грустящем доме,-
Знак о ласковой малолеточке,
Запропавшей в житейском разломе.



***
Когда твои милейшие шаги,
Мне числят затаенный час ухода.
Такая радость нежит непогоду,
Когда белесо всё и не видать ни зги!

И мнится всуе, что стоит пора,
Когда любовь всего лишь на излете,
И счастье обеспечено по квоте
И нам заказано однажды умирать…



***
Родная алость губ твоих, дарящих
Сладчайший вкус полночных поцелуев,
Нетленной розой на лице твоем ликует
И флейтою поет во след звезде летящей.

По-царски щедро ты мне завещала
Наследье взглядов, слов, прикосновений,
И пламень восхитительных коленей,
И к вечной страсти восходящие начала.

Всесилью времени вовек не свергнуть
Солнцестоянье глаз твоих влюбленных,
К губам моим ладоней поднесенных,
Хранящих нежность предпасхальной вербы.




***
На удивленье мягкая пороша
Твой легкий замедляет шаг,
И, пудря след твоих девичьих ножек,
Парит над городом ее белесый стяг.

Из-под бордовых складок капюшона
Венециановский светлеет лик.
Как из картины, в прелести исконной,
Он средь порталов каменных возник.

И нет ему подобных в галерее,
Открывшейся для глаз моих.
Любя, благоговея и шалея,
Я припадаю к следу ног твоих.



***
Вся неоглядная  Москва
Струилась легким хороводом,
Кружили голову слова,
Дух возносившие под своды.

Был тих февраль, как никогда,
И вместо сретенских метелей
Шептали сонно провода
Признанья нежные капелей.

И ты, танцующе-стройна,
Шла припорошенным бульваром,
А мной владела мысль одна:
«И это мне досталось даром!»



***
Несется солнце за вагоном,
Едва-едва не догоняя,
Ядром закатно-обреченным
Лесок продрогший просекая.

…Так нам с тобою не поднять
Жар-птицы радужные перья
И жизни новой не начать
С утратой прежнего доверья.

Но есть известное реченье,
Гласящее и нам с тобой:
«Алмаз любовного мученья
Не покрывается золой».



***
Ты осчастливила меня своим лицом
Старинной, удивительной работы,
И, осененный, я вдруг понял, кто ты!
Замкнулись дни всерадостным кольцом,
И в пушкинский октябрь вошли мы под венцом.
Теперь апрель, его зеленый дым
Клубится по весенним палисадам.
И мне от жизни ничего не надо —
Лишь только нежить дни теплом твоим
И с любящим твоим встречаться взглядом.



***
Моей девочке льноволосой
От прохладного русского лета
Поутру, под оконце принес я
Запашистой сирени приветы.

Мои руки тебе воздвигали
Терема по Оке и на Клязьме,
Твои губы меня одаряли
Поцелуев сладчайшей вязью.

И пошла, понеся околесицу
Задыханий, признаний, прощаний
Беспокойного чувства вестница,
Изводящая душу печалью.



***
Пластинка русского романса,
Звуча всё тише и нежней,
Удушьем сладостного транса
Мне воскресила мир теней,

Где канделябров стройных свет,
Трюмо, запястья, мягкий плед.

Но зеркало души, изломом
Творя лиричный произвол,
В тебе, счастливо зацелованной,
Воссоздало тот ореол,

Что детской хрупкостью плечей
Рождал восторг моих  речей.
Там, в старорусском городке,
В холодной маминой квартире,
Как в веке том, щека к щеке
Под эти звуки мы парили.

Тех дней сердечное согласие
Теперь я называю счастьем.



***
Недолго мне уже осталось, -
Не веря собственным глазам, -
Читать влюбленно, по слогам,
Про губ твоих родную алость,
Про снегопады и улыбки
Под звуки плачущие скрипки.

Нескоро нам с тобой придётся,
Пригубя горечей бокал,
Понять, что каждый потерял
То, что лишь раз один даётся:
Сердец согласных тихий бой,
Всечастно дарящий любовь.



***
Мне думать о тебе -
Листать времен анналы!
Пьянея от твоих овалов,
Мне хорошо здесь думать о тебе.

Припомнится далекая Москва,
Знакомость  торопливой электрички,
И стройной девочки моей обличье,
И нежностью рожденные слова.



***
Та ночь неутоленных ласк,
Восторгов, слезных откровений,
Влюбленно осеянных глаз,
Ночь наших брачных единений –
Нам подарила век и миг
И камень солнца – сердолик.



***
От среды до среды, в ожиданьи тебя
Отлагаются дни напряженным гекзаметром.
Всякий раз накануне, больной, вне себя,
От томительной муки, предел перейдя,
Я при звуке шагов словно падаю замертво.



***               
Поволокой пасмурного неба,
Беспросветным дождика литьём
Я казнюсь за то, что ещё не было
И за то, что поросло быльём.

Цвет весенний к жизни возвращая,
Не в ладах с седою головой.
Я, как клен осенний, облетаю
Охру разбросав по мостовой.

Словно мальчик, выпустивший руку,
Я рыдаю, сдавленный толпой.
Ты рванись на жалобные звуки,
Зацелуй, заплачь, закрой собой.



***
Разгон последней электрички
Рвет темень в страстном нетерпеньи,
К твоей тревоге и смятенью
Несет по рельсам обезличенным …
Через порог переступив
И замерев в твоих объятьях,
Я прошепчу, словно заклятье:
«Прими...согрей... за все прости».



***
Твоих улыбок перламутры
Меня волнуют и слепят.
Их прелесть всего зримей утром,
Когда к ним льнет лишь мой влюбленный взгляд.

Но в многоликих зеркалах
Заглазно-уличных мгновений
Бедой отравлена стрела
Их колдовских прикосновений.

Твой лук изогнуто-прекрасен,
Его натяжка так сильна,
Что щит любви моей напрасен, -
За ним видна – твоя вина.



***
Руки твоей не отпуская,
В надежде душу отогреть,
Я к ней губами припадаю
С одним заклятьем: «Не посметь
Ударить тягостным кимвалом
В твою истерзанную медь!»



***
Твоя холодность беспощадней пытки,
От слов твоих чужих в глазах темнеет.
Спасибо, милая, теперь уже в избытке
Я мед и уксус опытов имею.

Спасибо за февраль, нежданно-негаданно
Открывший мне сокровища твои,
За краткий миг любви обетованной,
За горечь слов, развеявших наив.

Давясь обидой, рук не расцепляя,
Я над остывшим пеплом каменею.
Поверь мне, милая, теперь я это знаю,
Ты в сагах грез моих пребудешь Лорелеей.

И зачарованно, резонов не приемля,
Мой флюгер будет устремлен на север.
В ту райскую и гибельную землю,
Где сгинул я, в твою любовь поверив.



***
За снежной белесью вагонного окна
Смиренница-зима пощады ожидает,
Но буйством белых вьюг себя не защищает,
Хоть чаша чар ее испита не до дна.
Мы скажем ей «спасибо», что она
Тишайшим февралем нас тайно сочетала
И муку белую разлук нам завещала.
Ты, нитку памяти в иголку продевая,
Вдруг вспомнишь, под осеннее ненастье,
Что век твой женский ночь та открывает,
Где встретились две жизни в одночасье
И мед вкусив сердечного участья,
Как створки врат, в пространстве разошлись,
Но сводом ласк и мук навеки обнялись.



***
Апреля капели веселые звоны
Разносят по скверам фантомы тепла…
Я жду тебя в комнатке, где отстраненно
Ты куклой красивой сто дней прожила.

Потом тишина их наполнит эклогу,
Их легкие перья замрут в веерах,
И ты там прибудешь, немало-немного,
Грустящей тигрицей на царских коврах.



***
В том, зелёно и нежно рассветшем апреле,
Что сокрыл, набежавшие всуе годочки,
Мы, глазами и сердцем, увидеть сумели,
Что судьбой не проставлены чёрные точки.

И в тебе, безнадежно искавшие ответа.
На томление мечты, на предчувствия муки,
Мне привиделась благость желанного лета
И, восторг возрастившие губы и руки.



***
Снежинки марта запоздало
Темнеющий крахмалят снег, -
Прощальный жест зимы усталой,
Без всяких видов на успех.

Азарт летящей электрички,
Сквозной унылый березняк;
И девочки моей светличье,
И грусть по отзвеневшим дням.

Что так легко произносилось,
Что влагой застилало взгляд,
Влекло, пленяло, возносило, -
Все обратилось в тлен, в распад.

И слабых рук твоих сплетенья,
И губ целуемых дурман,
Моих восторгов песнопенья, -
Все скрыл невидящий туман.

Но в мглистой дали отчужденья
Мерцает кованой звездой
Превозмогающий забвенье
Печально-милый образ твой.



***
Последние слова, колёс вагонных скрип,
Дрожащих губ кричащее молчанье.
Как смертник ко кресту, я к ним приник,
Чтоб твердо и светло принять колесованье.

Вагон пошел, руки прощальный знак
Усталым голубем трепещет и белеет,
Комок внутри подкатывает так,
Что душит криком и слезой синеет.





***
Мне над тобой, как над царевной спящей,
Грустящим витязем томится и вздыхать,
Безжизненную руку молча целовать
И нежно опускать её на шёлк скорбяще.

Пусть числят осени лебяжьи стая,
Пусть инеем не раз подёрниться оконце,- 
мне будет блеск перстней твоих за мартовское солнце,
ласкающее мех лесного горностая

 

1 Первая любовь
00:00 / 00:40
7 Несется солнце за вагоном
00:00 / 00:48
6 Вся неоглядная Москва
00:00 / 00:51
5 На удивление мягкая пороша
00:00 / 00:55
4 Родная алость губ твоих
00:00 / 00:59
3 Когда твои милейшие шаги
00:00 / 00:42
2 Перед Троицей...
00:00 / 01:08
8 Ты осчастливила меня...
00:00 / 00:51
10 Пластинка русского романса
00:00 / 01:13
9 Моей девочке...
00:00 / 00:53
22 В том зелено и нежно...
00:00 / 00:48
23 Разрыв
00:00 / 01:16
24 Прощание
00:00 / 00:49
25 Мне над тобой
00:00 / 00:46
11 Недолго мне уже осталось
00:00 / 00:51
12 Мне думать о тебе
00:00 / 00:38
13 Та ночь...
00:00 / 00:31
14 От среды до среды
00:00 / 00:32
15 Поволокой пасмуртного неба
00:00 / 00:55
16 Разгон последней электрички
00:00 / 00:38
17 Ревность
00:00 / 00:57
18 Заклятие
00:00 / 00:33
19 Твоя холодность...
00:00 / 01:16
20 За снежной белесью
00:00 / 01:09
21 Апреля капели веселые
00:00 / 00:46